Дотошность, как гарантия безопасности

Она для горного мастера Александра Васильева – не врождённая черта характера, а, в хорошем смысле, «профессиональная деформация» на благо жизни и здоровья подчинённых.


ЗНАКОМЬТЕСЬ

Александр Васильев, горный мастер Мельнично-Паленихинского карьера.


В 2014 году окончил горно-керамический колледж по специальности «Открытая разработка месторождений полезных ископаемых». Получает высшее образование на заочном отделении ЧелГУ по специальности «Управление персоналом». Начинал в карьере помощником машиниста экскаватора, затем была служба в армии и возвращение на прежнюю работу. Назначение на должность мастера получил в 2016 году. В настоящее время замещает начальника участка на время его отсутствия.

В 2020 году стал лауреатом корпоративной премии Группы Магнезит «За профессионализм и преданность делу» в номинации «Наше будущее».

Вместе с супругой Анастасией (она химик-технолог лаборатории физико-механических испытаний) воспитывает сына, которому весной исполнится год. Увлекается физической культурой (плаванием, бегом трусцой, велосипедными заездами, лыжными пробежками), автомобилями и работой на дачном участке.


Без ветра в голове


Для работы в карьере требуется человек без ветра в голове, а как принято говорить, «с царём в голове». А ветер, как природное явление, жизненно необходим в открытой горной выработке, чтобы быстрее унести газы и пыль после взрыва. Это – единственный фактор, не зависящий от человека. Всё остальное очень тщательно, в мельчайших деталях контролируют руководители, в том числе горный мастер.


- Если взрывной день, в три часа дня собираем всех людей со всех рабочих мест, включая подрядчиков ремонтной службы, – рассказывает Александр Васильев. – Всё происходит под моим контролем. Делается запись ответственного лица о выводе людей на поверхность. Начальник взрывных работ ставит подпись в журнале. Расставляются посты, ограждается опасная зона, обозначенная в проекте. Под руководством начальника участка взрывных работ идёт перекличка по рации, чтобы убедиться, что никого из посторонних в карьере нет. Затем дистанционно осуществляется подрыв взрывчатого вещества, заложенного в заранее обуренные скважины. После окончания взрыва начальник участка выясняет по рации у взрывника, как всё прошло. Если удачно, никаких отказов, горноспасательная служба даёт добро на добычные работы. Измеряется загазованность, уровень вредных веществ в воздухе. И когда посредством выветривания воздух приходит в норму, допуск людей в карьер разрешён.


Взрывы в карьере осуществляются с различной частотой, 3-4 раза в неделю. Если буровой блок качественного магнезита небольшой, бывает, и двух десятков скважин достаточно, чтобы его взорвать. Это немного в общем выходе горной массы, но может быть в несколько раз больше. Вместе с машинистами экскаваторов в карьер едет геолог и берёт пробы с развала. Через час приходит «химия», где обрисовано, где какая марка магнезита.


Если экскаватор успевает за сутки выгрузить массу, и её вывезут автотранспортом на перегрузочный склад под открытым небом, который находится наверху, то на следующий день снова можно взрывать. Склад разделён строго по маркам. Водитель автосамосвала едет через весы (информация отражается в программе «Магнезиус»), продолжает движение, видит нужный сектор и разгружается. А к складу подведены железнодорожные пути узкоколейки, по которой электровозы тянут думпкары и везут руду на дробильно-обогатительную фабрику. Командует погрузкой диспетчер ДОФ, который владеет информацией, какие марки надо подать на обжиг в печи.


Прислушаться и решить


В подчинении у горного мастера 15 человек: машинисты экскаватора (три из них работают в забое и три на перегрузочном складе), бульдозеристы, машинисты водоотливных установок, оператор пульта управления (диспетчер), - за чьи жизни и здоровье он отвечает. Есть и не подчинённые ему напрямую электрики и механики подрядного предприятия «Магнезит Монтаж Сервис» (техника требует ремонта), но и за них он отвечает. Ведь именно горный мастер должен обеспечить безопасные условия для пребывания людей в карьере и на его поверхности. Не только на момент взрыва, но и во время других работ. Для этого существуют технологические карты, согласно которым необходимо действовать. Шаг вправо, шаг влево – опасность.


- Смена начинается с обязательного контроля состояния людей, – поясняет горный мастер. – Первым делом проверяю журнал у медицинского работника, чтоб люди были с пройденным медосмотром. Если у человека недомогание, медик допуск не даёт. Иду в кабинет, где принимаю смену у предыдущего мастера. Получаю наряд-задание и устные пояснения, согласно которым буду действовать. Каждому подчинённому проговариваю фронт работ на смену, поясняю сложности, специфику. Каждый расписывается в журнале выдачи нарядов-заданий, после чего дежурный автобус развозит рабочих по своим местам.


Относительно алгоритма действий при отработке карьера бывают разногласия. Я, как руководитель, вижу ситуацию по-своему в плане безопасной работы экскаватора в забое. Но, бывает, машинист, исходя из своего опыта, предлагает свою версию – в противовес должностной инструкции. Мы можем эту тему обсудить, даже поспорить, я всегда прислушиваюсь к опытным работникам в силу своего возраста, но для меня главное – соблюдение техники безопасности и гарантия, чтоб у людей не было травм. Поэтому стараюсь настоять на своём, хотя из-за этого может возникать негатив в отношениях.


Бывает так, что после взрыва присутствуют, как мелкие, так и крупные блоки до нескольких метров в диаметре, которые нужно взрывать вторично посредством бурения мелких шпуров. Из двухметрового блока в итоге получаются полуметровые кусочки. Негабарит раскладываем на вторичное дробление экскаватором в меру его технических возможностей. Мне надо, чтоб и взрыв качественно отработали, без лишних разрушений (слишком мелкая фракция нежелательна), и чтоб машины было удобно ставить под погрузку. При соблюдении всех этих моментов находим компромисс с машинистами.


Как обойтись без ЧП


В карьере ведётся отработка 6-метровых уступов. После взрыва образуется развал. Намечается план его безопасной отработки, подгоняется самосвал, и экскаваторы приступают к погрузке. Если экскаватор будет вести отработку неправильно, может случиться лавинообразное сползание горной массы. Небезопасно и наверху, на перегрузочном складе.


- Если фракция мелкая (250-400 мм), особенно это касается красноярского магнезита, под воздействием природных факторов, таких, как дождь, снег и низкая температура, происходит смерзание (крупные блоки смерзаются меньше), – поясняет мастер. – При отгрузке такой массы образуются козырьки. Они в обязательном порядке демонтируются, ведь наверху идёт разгрузка горной массы автотранспортом. Обрушение производится безопасным способом, чтоб никто из посторонних лиц не находился в опасной зоне. Для этого делается ограждение лентами.


Если водитель нарушит инструкцию и подъедет на край склада, может произойти обрушение, и самосвал может опрокинуться. Поэтому и убираются козырьки. Под ними – менее допустимая зона черпания. Бульдозерист наверху делает предохранительный вал на краю склада по высоте не менее половины колеса самой большой машины, которая работает в карьере. Если колесо 3 метра, то полтора – предохранительный вал.


- На вашей памяти не было ЧП? – уточняю у собеседника.

- Не было. Я придерживаюсь норм и правил, какие-то моменты рискованные, неоправданные не допускаю. В этом какая-то моя дотошность проявляется. Возможно, кому-то она – «до тошноты», но я делаю это для людей, для их же безопасности. Требую, чтоб все были в жилетах светоотражающих, особенно в ночное время, в касках. Человек в карьере полностью должен быть экипирован, а не на «авось». Мужики говорят: а что, эта каскапоможет? Ну, не просто же так это требуется. Все правила кровью написаны. Кто бы что ни говорил.


- А в жизни как с дотошностью?


- Что на работе, что в жизни всё переплетается. Стараюсь действовать правильно, предупредительно, чтоб не случилось чего-то плохого. Смотрю, чтоб на доме сосулек не было, где моя жена с коляской гуляет. Машину не поставлю под козырёк с нависшим снегом. Иногда за территорией ловлю себя на мысли, а где каска-то? И тут же: оп, я ж не на работе. Но, по большому счёту, лично для себя нет такой проблемы, как профессиональная деформация. Нет такого, что я какой-то начальник дома. Все дела и все проблемы решаются у нас супругой сообща.

Второе рождение Карагая


Карагайский карьер, в котором работает горным мастером Александр Васильев, в своё время считался почти исчерпанным. Но геологоразведка показала значительную залежь магнезита на западном борту карьера. Был подготовлен проект по отработке этого пласта. В настоящее время в Карагае, имеющем глубину 368 метров, ведётся добыча магнезита на двух горизонтах: на дне карьера (131 горизонт) и на борту.


- С 2016 года по настоящий момент производилась вскрыша. Изначально была глина, вывозили пустую породу, добирались до нашего «саткинского золота» – магнезита, – рассказывает Александр. – И сейчас разработка идёт полным ходом. Основную долю в добыче магнезита на Саткинской площадке занимает Карагайский карьер. По расчётам, добыча продлится до 2025 года. Всё зависит от ситуации, которая может измениться ото дня ко дню, от месяца к месяцу. А впереди – следующий карьер – Ельничный. Сейчас проект его разработки проходит государственную экспертизу. Так что на ближайшее время планов относительно смены работы у меня нет. Главное, желание, стремление. А это у меня есть. Не было бы интереса, не остался бы здесь. Когда только начал работать, было интересно, что из нашей руды получается. А когда женился, меня супруга на этот счёт просветила. Анастасия – техник-лаборант лаборатории материаловедения ТУ (технического управления). Она на все мои вопросы относительно технологии может ответить.

Долгосрочный интерес


- Высшее образование решил получить уже после армии, чтоб не затягивать со срочной службой. Пошёл в горно-керамический колледж на специальность «Открытая разработка месторождений полезных ископаемых» и получил квалификацию «Горный техник-технолог, – рассказывает Александр. – А в армию не забрали весной, сказали, ждать осени. Пошёл на Мельнично-Паленихинский карьер, где проходил практику. До ноября работал машинистом экскаватора. Потом была служба на морфлоте в Калининграде. Правда, не на море, а на суше, азбуку Морзе учил. Предлагали остаться на службе по контракту, но связать будущую деятельность с армией душа не легла. Решил продолжить стезю по горному направлению, где уже был наработан опыт. Просто понравилось это дело, и через год вернулся в родную Сатку.


Первый интерес к профессии мне ещё учёба в колледже задала. Второй курс и его окончание, когда пошли спецпредметы. Потом была практика, и всю информацию из книги увидел воочию, пощупал вживую. Тогда уже осознанный интерес появился. Проходя практику, понял, как важно строгое ограничение действий в карьере, о чём доходчиво рассказывал машинист.


Были моменты во время практики, когда меня хвалили. В начале третьего курса ремонтировали экскаватор. Я так усердно помогал машинисту, что механик передал благодарность горному мастеру Сергею Анатольевичу Шляпину, и он меня при всех на наряде выделил. Было приятно. Здесь все ответственны, все друг друга уважают, и почувствовать себя частью такого коллектива – большая гордость. Я и сам недалеко ушёл от студенчества, но за хорошую работу практикантов прилюдно хвалю, если машинисты похвалят, понимаю, как это важно для человека.


На горного мастера шёл целенаправленно. Построил определённый план, если мастером не получится, то буду машинистом. Нужно было создавать семью.

Работая на экскаваторе, параллельно закинул удочку на горного мастера. И меня продвинули, направили на аттестацию в учебный центр. Аттестовался и стажировался у Максима Владимировича Смирнягина. Спустя месяц пошёл за горного мастера в его же смене, когда он в отпуск ушёл. Было нелегко по первой. Ответственность за людей, технологические процессы непростые. Но со временем втянулся.


В то время начальником участка был Николай Николаевич Есенков. От него перенимал основной опыт, учился всем моментам, тонкостям. Он меня основательно натаскал, проводил экскурсии по должности начальника участка. Хоть он уже на заслуженном отдыхе, до сих пор общаемся, у меня есть о чём его спросить. Спасибо ему за наставления, он дал толчок к работе в должности. И теперь у меня уже есть опыт по исполнению обязанностей начальника участка.


Задачу, которую поставил, выполнил на 100 процентов. Высот каких-то не ставил, не думал, что всё так быстро может закрутиться. В ноябре 2017 года заступил на должность горного мастера и в декабре того же года направили на аттестацию и. о. начальника участка. Летом следующего года уже заступил и на эту должность. Здесь более обширные обязанности, надо координировать все смены, добавляется общение с вышестоящим руководством.


- Что чувствуете, получив такую высокую корпоративную награду?


- Честно, даже не думал, не гадал, что могут наградить. Это было сюрпризом. Просто делал, то, что должен делать.


Благодарим за фото Василия Максимова

Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание