Есть опора у шахтёра

Опорой для ветерана шахты «Магнезитовая» Сергея Плеханова, чей подземный стаж перевалил за 40 лет, стали его родственное окружение и шахтёрская семья.



ЗНАКОМЬТЕСЬ

Сергей Борисович Плеханов

Ветеран «Магнезита», ветеран труда федерального значения

В 1976 году после окончания Саткинского горно-керамического техникума по специальности «Подземная разработка рудных и нерудных месторождений» был призван в армию. Отслужив два года в автомобильном батальоне в столице, вернулся на малую родину и устроился на шахту «Сидеритовая» в Бакале. В течение года работал крепильщиком, а затем, до выхода на заслуженный отдых в 2020 году, мастером-взрывником. На строительстве шахты «Магнезитовая» с самого начала – до горизонта +100. На заслуженный отдых вышел в 2020 году. Награждён многочисленными грамотами и поощрениями, носит звание «Почётный горняк», которого удостоен в 2000 году. На двоих с супругой Натальей Николаевной, ветераном труда федерального значения, у него пятеро детей и восемь внуков.


От нуля до сотого


Взрывником на строительстве и проходке шахты «Магнезитовая» Сергей Плеханов прошёл практически все горизонты: +340, +260, +180 и +100 метров над уровнем моря. С самого начала до строительства второй очереди шахты. По времени – это четыре десятка лет, с 1980 до 2020 года. Четыре подземных стажа, что по шахтёрским меркам просто невероятно! Не каждому дано выдержать такой срок в экстремальных условиях горной выработки.


– Начали с установки копра и проходки вертикального ствола буровзрывным способом, – рассказывает Сергей Борисович. – Кроме того, закладывали фундаменты под лебёдки, ставили подъёмные лебёдочные механизмы, с помощью которых в ствол опускались люди и оборудование, выдавалась на гора горная масса. Также монтировали временную компрессорную станцию, вентиляционное оборудование, параллельно возводили здание административно-бытового комплекса.


Участвовал в проходке трёх стволов – вентиляционного, клетевого и скипового. Потом пошли горизонтальные выработки. По горизонтам прошёл около 40 километров. Получается, в год по километру. А потом добыча началась. И на добыче много отработал – на всех горизонтах.


Идти по ниточке


Обращаться с взрывчатыми веществами всё равно, что идти по ниточке. Быть взрывником, означает строго соблюдать технику безопасности, следовать единым правилам, от которых нельзя отступить ни на йоту. По словам Сергея Плеханова, чтобы довести до автоматизма профессиональные навыки, требуется не меньше года.


– Для взрывника соблюдать технику безопасности – это всё, – утверждает Сергей Борисович. – Опускаемся в шахту, производим осмотр забоя с мастером. Осмотрели, наметили, какой предстоит объём работы. Идём получать взрывчатые вещества. Тем временем по намеченной сетке происходит бурение шпуров глубиной два-три метра. А мы грузим взрывчатку и на доставочных машинах везём её в забои. Бывало, больше сотни килограммов транспортировали. Каждый патрон с помощью шомпола закладывали в шпур, отходили на безопасное расстояние и взрывали дистанционным способом. При зарядке шпуров в горизонтальной выработке приходилось это делать с подъёмника на высоте до 12 метров, если добыча магнезита велась на подэтажах.


Важную роль в передаче навыков играет наставник, который всё покажет и расскажет о таких нюансах, которые вырабатываются в процессе длительного опыта работы в условиях шахты. У Сергея Борисовича опыт бесценный, и он делился им со своими учениками на протяжении многих лет. А своего учителя он вспоминает с огромной теплотой и благодарностью.


– Моим наставником был Владимир Васильевич Шаравин, – рассказывает собеседник. – Очень хороший человек. Весёлый, душевный, по жизни всем помогал, друг надёжный. У него было хобби – мануальная терапия. После его массажа можно было забегать, как будто заново родился. Много у него было пациентов, особенно из числа бурильщиков шпуров, кого он на ноги поднял. У бурильщиков ведь работа очень тяжёлая была в своё время, когда они с перфоратором в руках смену выстаивали. Тут и вес инструмента (более 30 кг) сказывается, и вибрация. Откажет у человека спина, и он обращается к Шаравину. А тот все точки знал, куда и как надо нажать. До шахты он получил медицинское образование, а потом взрывником пошёл работать. Его, к сожалению, уже три года, как нет. В последнее время он жил в Челябинске, где осталась его супруга Лидия Григорьевна – воспитатель в детском саду. Даже после смерти друга мы с ней поддерживаем связь, это для нас ниточка к нему.



В четыре руки


– У нас с супругой Натальей Николаевной – семейный подряд, – шутит Плеханов. – Шестнадцатый год, как бригада. Дом построили на берегу пруда. Фундамент заливали сами, а кладку двух этажей специалистам поручили. Осталась внутренняя отделка.

Работаем вместе и отдыхаем тоже. Ездим на наши уральские озёра: Тургояк, Большие Касли, Иртяш, Алаки, Зюраткуль, Горькое. Есть такое озеро Подборное, а на нём санаторий «Урал». Принимали там лечебные ванны: голубые и зелёные – косметические и чёрные сероводородные – для суставов.


– По реке Ай со сплавом ходим, – продолжает Сергей Борисович. – Я очень люблю рыбалку, и жена тоже рыбачит. Зимой с удочками – у лунок, а летом с палатками – на реках и озёрах. И секреты у нас – одни на двоих. Знаем, какой прикорм, какой рыбе по нраву. Варим на выбор перловку, пшеничку, кукурузу. Но сварить мало, прикорм ещё «заговорить» – приправами сдобрить – надо. Без этого клёва не жди. А у нас клюёт! Ловим леща, щуку, чебака, карася, плотву. На Чёрном море ловили барабульку и ставридку. Трижды уже на черноморском побережье порыбачили. Добираемся туда своим ходом, в четыре руки за рулём. Ведя машину по очереди, мы быстро добираемся до моря. И в шахте работал, ездили на рыбалку, а на пенсии – тем более. Это ведь замечательный отдых. А уха с дымком, приготовленная на костре, ни с чем не сравнится!


Благодарим за фото Василия Максимова

 

Кстати, в сентябре в центре Сатки, на улице Пролетарской, откроется новая фотовыставка, посвящённая шахтёрам.