Памяти Константина Леонидовича Агеева

3 августа 2021 года ушёл из жизни заслуженный ветеран «Магнезита», организатор производства, внёсший огромный вклад в развитие горного дела, кавалер ордена «Знак Почета» Константин Леонидович Агеев.

Константин Леонидович родился 1 апреля 1939 года в городе Барабинске Новосибирской области. После школы работал на Казахской железной дороге слесарем и кочегаром паровоза. В 1964 году окончил Магнитогорский горно-металлургический институт и по распределению поступил на «Магнезит». Начинал горным диспетчером, а вскоре был назначен горным мастером Паленихинского участка и начальником горного участка по шарошечному бурению Волчьегорско-Степного рудника. В разные годы был начальником Степного и Степного горного участков, заместителем главного инженера Волчьегорского рудника. В 1975 году возглавил Карагайско-Гологорский рудник (позже Карагайский карьер). В 1996 году был назначен заместителем, а через два года директором управления горных автоперевозок комбината «Магнезит». С 1999 года работал горным инспектором по горнотехническим вопросам ГОП, с 2000-го и до выхода на заслуженный отдых в 2002-м -заместителем главного инженера этого подразделения.


Константина Леонидовича часто «бросали на прорыв» в подразделения, где возникали различного рода сложности и проблемы. Первым его опытом по продвижению аутсайдера в авангард был Степной участок Волчьегорского рудника. До назначении его на должность начальника этого подразделения здесь сменилось несколько руководителей, но план по добыче магнезитовой руды не выполнялся. Как считал К. Л. Агеев, виной тому были объективные природные обстоятельства – тяжёлые горно-геологические условия. Большая закарстованность породы (насыщенность глинами) приводила к тому, что БелАзы тонули на уступах карьера. Агеев полностью реорганизовал систему добычи и загрузки. Стали с опережением разработок строить дорогу. С помощью мелкошпурового бурения дробили большие блоки, после чего магнезит сортировали. При этом глину отделяли от камня. А дно кузовов машин «застилали» каустиком, и руда легко выгружалась.


Зимой была другая беда. Глина толстым слоем намерзала на ковши экскаваторов. Работать было невозможно. Решено было жечь костры из автомобильных покрышек. Экскаваторный ковш в них можно было подогреть и очистить. В конце концов, участок заработал. А Константин Леонидович разработал ещё и методику направленных взрывов, чтобы волной не задевало проложенные коммуникации и не приходилось далеко выводить технику. Тем самым значительно экономили время.


– Безвыходных положений не бывает, – говорил в одном из интервью Константин Леонидович. – Выход всегда найдётся. Но один в поле не воин. Надо уметь заручиться поддержкой своих подчинённых, сделать их единомышленникам. Без ложной скромности могу сказать, я старался быть руководителем – с пользой для дела, а не начальником, который просто

командует, лишь бы движение было. Я не за славой гнался, за производство болел. И люди видели это. Как-то встретил своего бывшего подчинённого мастера. Он меня от души поблагодарил за мои методы руководства. А я с досадой вспомнил, что когда-то всю его смену лишил месячной премии за то, что в праздничный день они ушли с работы на час раньше. Не раз жалел об этом. Ведь перегнул палку. А коллега мой, оказывается, не помнит зла. Значит, понимание было, что без дисциплины никак нельзя.


Среди отстающих в середине семидесятых годов прошлого века оказался и Карагайский карьер, куда Агеева назначили начальником. Требовались большие объёмы магнезита. В то время был отработан Гологорский карьер, и вся нагрузка легла на Карагай. Вместе с тем, надо было решать и проблему Гологорского карьера, где образовалась яма глубиной свыше ста метров, затопленная водой. Отработанный карьер нужно было в срочном порядке засыпать. И Агеев предложил оригинальный метод отсыпки бортов. 800-метровый борт он разделил на две равные площадки. Вскрышу по очереди валили на одну из них. Как только одна площадка начинала проседать, заваливали другую. Тем временем первая уплотнялась, и на неё снова можно было сыпать. Таким способом, впервые примененным во всей горной практике, громадный карьер глубиной 150 метров был завален без единого несчастного случая, без единого свала машины.


Перемены с лёгкой руки Агеева проводились в нескольких направлениях. Одновременно с разработкой Карагайского карьера, реанимировали северный борт заброшенного Гологорского рудника, где оставался высококачественный магнезит. Согласно проекту горных работ, это участок считался неперспективным, но с подачи Константина Леонидовича было принято решение о его разработке. Сложно, но, как оказалось, выполнимо. Спускаясь вниз по склону под углом 45 градусов, машинист экскаватора упирался в грунт ковшом, чтобы машина не опрокинулась, сделали площадку для установки водоотливного оборудования. В итоге пласт удалось выбрать.


Другой участок нововведений – Карагайский карьер, где воду откачивала плавучая станция, которая постоянно подвергалась бомбардировке тяжёлыми кусками породы во время взрывов на расширение. То и дело приходилось делать ремонты. Тогда вместо плавучей станции на Южном борту карьера установили стационарные насосы, а трубы к ним протянули за 600 метров. Технику применить было невозможно, тяжёлые трубы перемещали вручную, но задачу осилили.


Большую работу Константин Леонидович провёл и по переходу с железнодорожного транспорта на автомобильный (30,40, 110-тонные БелАзы, потом пошли 80-тонники). За короткое время грузоперевозки резко увеличились. Бывшие коллеги рассказывают: Агеев зорко следил за состоянием дорог, чтобы не было нареканий со стороны подразделения автоперевозок. Не дай бог увидит, что грейдерист едет с поднятой лопатой, отчитает так, что мало не покажется.


В трудовой книжке К. Л. Агеева более четырёх десятков записей о поощрениях. За динамику в автоперевозках признан лауреатом «Золотой медали ассоциации содействия промышленности» Франции. Внедрил несколько собственных рационализаторских предложений. Написал книгу о разработке Карагайского карьера «Карагай: начало и конец». Константин Леонидович неоднократно награждался Почетными грамотами, знаками «Победитель соцсоревнования», «Ударник коммунистического труда». Удостоен звания «Заслуженный ветеран комбината «Магнезит»» (2001), награжден орденом «Знак Почета» (1981), медалями «За доблестный труд» (1970), «За трудовое отличие» (1975), знаком «Шахтерская слава III степени» (1992). Среди наград К. Л. Агеева есть ещё одна особо памятная – путёвка на Олимпиаду-80 в Москву. Этого поощрения от предприятия талантливый руководитель был удостоен за свои спортивные успехи. Цеховой команде физкультурников, в которой он сам был капитаном, не было равных во всей Челябинской области.


Магнезитовцы глубоко скорбят в связи с кончиной Константина Леонидовича

Агеева и выражают соболезнования его родным и близким.


Похороны состоятся завтра, 6 августа, в Сатке:

прощание - в ритуальном зале (верхний зал) с 12 до 13 часов,

погребение - на Паленихинском кладбище.