Писать, чтоб дышать

«Каждый пишет, как он слышит. Каждый слышит, как он дышит. Как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить…», – эти поэтические строчки Булата Окуджавы определяют авторский почерк, в котором отражена личность. Писать, как дышать, – о стиле по существу. А писать, чтоб дышать, – это о способе существования, созидании, как спасении, дверце в саму жизнь. Этими хрупкими и трепетными нитями связаны судьба и творчество Ираиды Михайловны Шилько – ветерана «Магнезита».



ЗНАКОМЬТЕСЬ

Ираида Михайловна Шилько

Ветеран «Магнезита»


Стаж на предприятии боле 30 лет. Трудовую жизнь начала в 1973 году после окончания учёбы в профтехучилище №50, два года работала по профессии повара в столовой на Волчьегорском руднике. В 1979 году с семьёй переехала в посёлок городского типа Пойковский Нефтеюганского района, где жили в течение шести лет. По возвращении в Сатку устроилась диспетчером горного автотранспортного предприятия (ГАТП), где также работала начальником смены и механиком по выпуску у водителей, контрольным мастером ГАТП. В 1990 году была переведена на Карагайский карьер оператором диспетчерской службы. В должности диспетчера трудилась в течение 23 лет и в 2014 году вышла на заслуженный отдых. Награждена памятным знаком в честь 100-летия комбината «Магнезит». За успехи в работе и участие в общественной жизни подразделения имеет множество грамот и поощрений. Её семья – дочь, зять и трое внуков.


Частичка в сердце


Первые стихи, такие как «Снегопад», «Разговор с солнцем» Ираида Шилько написала в 15 лет. В конце 1970-х годов, через несколько лет после сноса жилого массива на склоне Паленихи, где началась разработка карьера, были написаны стихи об этой горе и о детстве. Из первых опытов мало что сохранилось. Но основной пласт творчества случился после того, как погиб Алексей – её сын. Разбился, упав со скалы. Шёл по краю обрыва и поскользнулся на мокрой после дождя траве. Не герой, не мученик, не спаситель. Просто парень. Просто шёл. И улетел, как пёрышко в небо. Как жить матери после такого? Легче следом упорхнуть. Жить было невыносимо, но решила для себя: так хотя бы частичка его останется на земле – памятью в материнском сердце.


Ираида Михайловна рассказывает, каким он был, её Алексей, Алёшка. Работал на «Магнезите» по профессии, в которую отбор строго по сметливому уму, – слесарем КИП и автоматики. Сначала на старом заводе, потом на новом. Выучился на курсах программистов, была перспектива карьерного роста. Писал стихи, вот они – в рукописных тетрадках, увлекался фотографией, походами, альпинизмом… Тетрадки открыть рука не поднимается, видео с его участием лежат без просмотра. Больно смотреть. 22 года уже прошло, а как вчера было, и эта боль – навсегда внутри.


Родня с Карагая


– Наверное, Бог меня направил на Карагай, – говорит Ираида Михайловна. – Люди здесь замечательные! От них была очень мощная поддержка – и моральная, и материальная. У нас с сестрой шесть похорон было за четыре года. Сначала муж сестры, потом мама, потом Алёша. Через три года – дочь сестры. Через три месяца – мой муж Ваня, а через месяц сбили машиной Катюшку – внучку сестры... Это был кошмар, сплошной ад. Если бы не мои коллеги, не знаю, как бы я несла эту ношу. Мне не давали быть наедине с моей бедой. Работала в то время диспетчером. Кто-то покричит по рации, я отвечаю. Будут держать на связи по любому поводу, только чтоб отвлечь работой. А ещё творчеством заниматься заставляли – писать сценарии, песни петь, в конкурсах участвовать. Всё это меня и спасало. До сих пор всех люблю – водителей БелАЗов, экскаваторщиков, геологов, маркшейдеров… Благодарна всем. О помощи старалась поменьше просить, но люди сами предлагали. Очень поддерживал Ралик Антельгалимович Мусакалимов – главный инженер карьера. При всех похоронах помогал, и людей организовывал, и транспорт.


В наследство от родителей


Творческие задатки и сила духа у Ираиды Михайловны – от родителей. Её мама Валентина Николаевна Худякова очень красиво пела, играла на балалайке, гитаре, аккордеоне, рисовала, выпускала стенгазеты. Работала бухгалтером в типографии, а в последнее время – в киносети. Дочери все эти таланты передались по наследству. Могла бы стать работником культуры или образования. Но не случилось. Получила профессию повара и пошла на «Магнезит», где трудились её дед Андрей Фёдорович Худяков, отец Михаил Андреевич Худяков, муж Иван Семёнович Шилько, а впоследствии их дети – сын Алексей и дочь Светлана. А куда ещё? Все хорошо проторенные дороги в Сатке ведут на «Магнезит».


Хотя и училась хорошо, в институт не пошла, не хотела висеть на шее у родителей, – признаётся Ираида Михайловна. – Отец был инвалидом на одной ноге и при этом много лет работал молотобойцем в кузне на Волчьей горе. Стойкость, мужество от него переняла. Ногу он потерял лесником. Ловили сбежавших зеков, он начал заряжать пистолет, и тот выстрелил. На входе рану ему почистил врач, а на вылете нет, и началась гангрена. Так остался без ноги. Натирал протезом культю, слёзы были постоянно на глазах, но слабости не показывал. Наоборот, маму подбадривал, которая болела часто – спина и ноги отнимались у неё.


Жили на Паленихе, и девчонкой частенько бегала к отцу на Волчью гору. Там же и я пригодилась – вначале поваром в столовой, потом уехали на Север, через шесть лет вернулись. И снова – в карьер. А муж устроился на БелАЗ водителем в ГАТП – горное автотранспортное предприятие. За всё время кем только не была – и замерщицей, и маркшейдера подменяла. Начальником смены белазистов, контрольным мастером, механиком по выпуску – названия должности менялись. Мужики вначале роптали, что женщина ими командует, но привыкли. А поскольку нет высшего образования, попала под сокращение. И снова – в диспетчеры. Везде справлялась.


Дорог «Золотник»


Ираида Михайловна вот уже восемь лет, как на пенсии, но постоянно на миру, где и радость ощутимее, и горе чуть утихает. Присоединилась к команде «Серебряные волонтёры», которая помогает одиноким людям, участвует в благотворительных концертах. Вот недавно устроили праздник в центральной библиотеке для слушателей из общества слепых. Посещает клуб «Огонёк», что в ДК «Строитель», которым руководит Лидия Яковлевна Полякова. А до этого 17 лет, начиная с 2000 года, занималась в фольклорном ансамбле «Золотник» при ДК «Магнезит», где её певческие способности пришлись ко двору, то есть к хору. Основал коллектив Сергей Александрович Климов.


При Климове мы получили звание народного фольклорного коллектива, в репертуаре было около 150 песен, – рассказывает ветеран. – Много ездили с гастролями, на фестивали. Как-то «Магнезит» устроил нам пятидневную поездку в Москву. Поселили нас в 33-этажной гостинице «Интурист», показывали культурные места. Было очень познавательно. Климов руководил нами в течение 15 лет, а теперь работает преподавателем пения в школе, учит ребятишек игрушку глиняную мастерить. Но от коллектива не отрывается, бывает на мероприятиях с нашим участием.


Про мастер-классы по плетению бисером, которые Ираида Михайловна проводит в общественном креативном пространстве «Арт-Сатка», мы уже рассказывали. Там же и творческие встречи, выступления бывают, в которых костяк «Золотника» участвует. Приглашает на мероприятия творческую гвардию модератор «Арт-Сатки» Юлия Павловна Масолова. Ветеранов долго уговаривать не надо, они народ активный.


Мастерю из бисера бижутерию, бусы круговые, вяжу игрушки на проволочной основе, иконы вышиваю. Два десятка икон вышила, но дома всего 10, остальные раздарила. Пою с ветеранами «Магнезита», когда попросят. Стихи сочиняю, в основном, не для публикации, а для себя. Стараюсь писать от сердца, – добавляет Ираида Михайловна.


Пишет поэт Ираида Шилько, как дышит: здесь дыхание сбилось, и ритм чуть споткнулся, тут рифма не очень точна, но всё ради того, чтоб смысл донести. А есть среди её виршей настоящие «золотники», в которых ни слова, ни полслова не убавишь и не прибавишь.


Благодарим за фото Василия Максимова


 

Несколько стихотворений Ираиды Шилько с удовольствием публикуем:


Я люблю снегопад


Я люблю снегопад – он теплее, чем дождик.

Он теплее, чем ветер, мороз и метель.

Я люблю снегопад – он весёлый работник.

Застилает пуховой периной постель,

Укрывает берёзы, ракиты и ели.

Посыпает дороги, дома и поля.

И от этой весёлой его карусели

Хорошеет, становится белой земля.

Я люблю снегопад – на душе словно праздник.

Будто белая сказка ложится, кружась.

Мелкий чёртик на ниточке прыгает, дразнит…

И щекочет ресницы, над чем-то смеясь.

Я люблю снегопад – это чудо такое:

Будь-то стая лебяжья паря в вышине,

Засыпает мне душу пушистым покоем.

И улыбкою с неба слетает ко мне!


Колыбельная Маргаритке


Положу я сон в кроватку,

Расскажу тебе о Сатке,

Про завод наш «Магнезит»

И о том, что он не спит!

Взобью подушку. Карагай,

Поскорее засыпай!

Началось-то всё с него

И поехало-пошло.

Тебя укрою одеялом,

Расскажу, что с шахтой стало,

И куда теперь с неё

Везут добытое сырьё,

И как с ДОФа магнезит

В печи жаркие спешит.

Как по воздуху прошит

Паутиной «Магнезит»:

Вагонетки-пауки

Всё бегут, бегут в ночи.

Над тобой развешу звёзды.

Засыпай! Уже так поздно!

МПК не спится тоже –

Экскаватор гору гложет.

Чтоб ЦМП и ЗМИ

Спать ночами не могли.

Ну а ты-то, баю- бай,

Поскорее засыпай!

Подрастёшь немножко – тоже

Наш завод прославить сможешь.

Как твой прадед и твой дед,

Баба, мама – спи, мой свет!

Засыпай, моя касатка!

Сладко спит весь город Сатка!

И один лишь «Магнезит»

Сто пятнадцать лет не спит.