Подруги с «Огоньком»

Татьяна Олехова и Лидия Полякова – старинные подруги, хоть и принадлежат к разным поколениям: Татьяна Александровна к военному (она 1929 года рождения), а Лидия Яковлевна – послевоенному, родилась в 1950-м. Несмотря на разрыв во времени в два с лишним десятка лет, их тянут друг к другу невидимые, но прочные нити. Связала любовь к песне, они вместе ходят в клуб по интересам «Огонёк» при ДК «Строитель»: Татьяна - его активный участник, а Лидия этим клубом руководит. Связывает их и то, что их отцы воевали в Великую Отечественную, но один погиб от ран в госпитале под Москвой, а другой – израненный, но живой – вернулся к жене и смог продолжить род.


Война косила


Татьяна Александровна Олехова – ветеран «Магнезита», где работала с небольшим перерывом с 1948 по 1984 год – весовщиком в транспортном цехе, сортировщицей хромовой руды в цехе кирпича на старом заводе, здесь же – мотористом, машинистом транспортёрных лент, кочегаром, а позже машинистом на котлах-утилизаторах. Она – ударник коммунистического труда и труженик тыла, награждена медалью «За доблестный труд». Эту награду получила за работу в школьные годы.


- Родом я из Башкирии. Перед самой войной, в 1941 году мы переехали в Месягутово, – рассказывает Татьяна Александровна. – В семье нас было пятеро детей. Я – предпоследняя, младше только брат. Двое старших на войну попали. Брат Григорий Александрович Антипьев семь лет отслужил: три года по срочному призыву на Дальнем Востоке, в 1941 году должен был домой прийти, а тут – война, и ещё на четыре года задержали. Папу Александра Алексеевича в 41-м под Москвой тяжело ранило, и он не выжил. Ему было 44 года на тот момент. Сестра

Валентина во время войны три года в госпитале служила медсестрой. Всё рассказывала, что очень много людей погибло, когда Днепр форсировали, и немцы бомбили переправу. Который раз некогда покушать, всё на ходу. Даже спать не приходилось, столько было раненых. Говорит, наклонишься на стенку и задремлешь. Впереди только палатка шла, раненых подбирали, а следом – госпиталь. В госпитале и лечила раненых. Она после войны пошла по медицинской части, выучилась. Уехала в Сатку и работала в поликлинике медсестрой. И я приехала к ней в 1946 году. Какое-то время мы с ней жили на съёмной квартире, пока мне не дали общежитие, а она замуж не вышла.


Сорная трава


– В мае 1942 года нас на летние каникулы отпустили раньше и на колхозные поля отправили – траву полоть, – продолжает Татьяна Олехова. – Поля огромные, край не видно. Озимые пшеница и рожь в мае уже высокие, а сорняки ещё выше – крапива, лебеда, осот – почти по колено. Не прополи, и заглушат посевы. Вот и пололи. Скажут, отмеряют: вот тебе полоса – от сих – до сих. И старались, с корнем вырывали. Работа нудная, тяжёлая, всё в наклон. А есть-то нечего. Очень голодно было. Хорошо, мама наша Прасковья Фёдоровна – молодец. Корова не отелилась, молока не стало, она её в колхозе выменяла на пшеницу и рожь. На рожь другую корову купила. Мы ели и крапиву, лебеду, пиканы, грибы.


А после войны сытая жизнь настала. Работали со старшим братом Григорием на маслозаводе в Месягутово. Мы с ним молоко на сепараторе пропускали, а потом он сметану на маслобойку отвозил флягами. Чтоб стакан под струю поставить, да выпить – никогда. Да и творог есть не могли со сметаной, давились, желудок не принимал с голоду. А только с овечьим молоком – оно густое, как сливки, очень вкусное. И его государству не сдавали, себе оставляли. А вот голову мыла сывороткой. Волосы у меня кудрявые, от этого шелковистыми становились.


Куд-куда вы?


В 1970 году, когда в магазинах настал дефицит продуктов, Татьяна Олехова с мужем собрали троих сыновей и тронулись в путь, подальше от пустых полок. Вербовались в совхозы, и за пять лет, считай, всю страну проехали, причем за билеты при переезде не платили (по вербовке ведь). Поработали в Амурской области, в Бурятии, на Кубани и в Воронеже. Она – дояркой, а муж – трактористом. Через пять лет в Сатку вернулись – снова на «Магнезит». А ещё через год от предприятия квартиру получили. К тому времени и продукты в магазинах появились, жить стало лучше.


– Да мы и не нуждались ни в чём, даже во время дефицита, – уверяет Татьяна Александровна. – Всё время держали свою скотину. За вербовку давали и билеты, и жильё, и скот, и деньги платили. Поросят, телят выращивали. И коров давали – на время работы в совхозе. Уезжаем – сдаём обратно, а приплод наш. Приезжаем на новое место, первым делом цыплят покупаем. Соседка как-то дала курицу и говорит: положи под неё утиные яйца. Вывелись утята. Они плавают в речке, а курица бегает по берегу и клохчет: куд-куда вы?


Как-то в Воронеже ни одного дождя за лето не было. А в Амурской области, куда переехали, залило, и картошка нигде не уродилась. Из совхоза привезли мешок картошки и ни копейки не взяли с нас. Корову дали. Строптивая, правда, была. Как поехали в Амурскую область, подсолнечное масло с собой повезли. Я до этого четыре мешка семечек насобирала, муж сдал их и полную флягу масла привёз. Пироги на нём стряпала, хлеб пекла. Птицу в русской печи запекала. Что и говорить, хорошо жили. На траву не перешли. Хотя пиканы я до сих пор люблю – молодые, по весне. Я ведь в Западном микрорайоне живу, лес рядом, а там их полным-полно.


А про волка расскажите


В клубе «Огонёк», которым руководит Лидия Полякова, и в котором поёт и танцует Татьяна Олехова, жизнь идёт, что называется, с огоньком: не только репетиции и выступления перед ветеранами, но и поездки на туристические объекты, походы на выставки, спектакли и другие культурные мероприятия. А ещё у неё замечательное семейное окружение: трое детей, 5 внуков и 8 правнуков. Казалось бы, чего ещё нужно для человека в возрасте 80 с хвостиком? Но Татьяна Александровна ещё и на классные часы в школы ходит – рассказывает детям про себя, а вместе с этим и про историю Родины. Беседы проходят за чашечкой чая, с пирожными – задушевная обстановка сближает поколения. Для ребятишек, приходящихся Татьяне Олеховой по возрасту правнуками, военное время уже стало мифом, оно сродни страшной сказке. Оно такое далёкое! И бабушка с седыми кудряшками для них – будто сказочница, которая знает много интересных случаев. Например, про волка.


– Про волка чаще всего спрашивают, – смеётся Татьяна Александровна. – А дело было так. У нас в деревне постоянного пастуха не было. Чей черёд, тот и пасёт стадо. Мне как-то пришлось одной пасти. Смотрю: волк сидит под кустами, а овцы перепугались. Он на меня смотрит, а я на него. Но глаза у него хорошие были, не злые. Я не шелохнулась. Если шевельнусь, может кинуться, подумает, что опасность. Вот и стояла. Ну, я, конечно, тоже испугалась, не только овцы. А в другой раз пошла я за ягодами в лес и видела, как волк за поросятами гонялся. Они маленькие совсем, под брюхом у матери снуют. А свинья, она домашняя была, стала их от леса отводить. Как кинется на волка, он отпрыгивает, а она кругами ходит возле поросят и оттесняет их от леса. Как бросится снова на волка, и он – в сторону. Так и увела выводок, и волк убежал. А я пошла домой.


В честь папы


– Мой папа Яков Иванович Подосёнов – очень честный и ответственный человек, а вместе с тем большой оптимист и весельчак. Всю войну прошёл с аккордеоном, – рассказывает подруга Т. А. Олеховой Лидия Полякова. – На фронте был артиллеристом-наводчиком, командиром орудия «Катюша», награждён орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией» и другими. В страшной мясорубке под Сталинградом его тяжело ранило. Ушёл он на войну с рудника «Магнезита», а когда вернулся, работал в ДК «Магнезит» осветителем и электриком, был общественником, заводилой и лидером во всём и хорошим семьянином. В 1950 и 1954 году родились мы с сестрой Валентиной. Было у родителей трое довоенных детей, но все они умерли от болезней – от коклюша, от пневмонии. Лекарств ведь не было: «всё для фронта, всё для Победы». Папа прожил после ранения всего 20 лет, всё это время мама Анастасия Ивановна за ним ухаживала. А сама она – долгожитель, умерла в возрасте 103 лет, и в последнее время мы с сестрой за ней ухаживали.


Папа умер, когда мне 13 лет было, а сестрёнке 9. Я помню, он меня в музыкальную школу отводил. Но к музыке я пришла не сразу. По первой профессии я – фельдшер. И уже в зрелом возрасте снова села за студенческую скамью, окончила режиссёрское отделение Челябинского колледжа культуры, работала в разных ДК, автоклубом руководила, методистом была в районном организационно-методическом центре. И вот теперь у меня – «Огонёк». Хочется доставить радость тем, кто пережил эту войну. Мы вместе и споём, и пошутим, друг друга развеселим. Музыка сближает. Песни поём оптимистичные – о жизни, о любви, о радости. Чтобы не скучать, одинокими не быть. Они меня «гармонистом» называют, хоть я и на аккордеоне играю – как мой отец. В память о нём каждый год в День Победы выхожу в военной форме с инструментом и играю на полевой кухне. Вот и в этом году пойду - вместе с Татьяной Александровной, вместе с «Огоньком».


Благодарим за фото Василия Максимова

Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание