Поколение непоколебимых

Ветеран «Магнезита», труженик тыла Николай Алексеевич Власов родом из села Ногуши Белокатайского района Башкирии. С 12 лет, с самого начала войны, он вместе с одноклассниками помогал колхозу в свободное от учёбы время, а после окончания семилетки в 1943 году дети стали трудиться на полях наравне со взрослыми.



– Из мужчин на всю деревню был один старик Иван Стахеев. Да один трактор на весь колхоз, – вспоминает Николай Алексеевич Власов. – Работали пацаны, да женщины Пахали и сеяли на лошадях, пасли скот, ставили сено. В 1943 году голод был страшный. Что запомнил: всё лето 1942 года шли дожди проливные, погода не давала ни пахать, ни сеять. Ничего не уродилось, вымокло всё. Запасов не было на зиму. Люди опухали с голода, еле ноги волочили, а ведь на работу ходили. Как снег сошёл, прошлогоднюю картошку выкапывали и ели. А в мае пошла крапива, колокольчики. Потом коровы отелились, и стало легче жить. Как мы выжили, удивляюсь. Порода, видно, крепкая. Ведь голодали, а ещё и с соседями делились – последним. Помню, мальчишка бегал по домам и напевал, чтоб дали поесть: «Хоть картошка, хоть лепёшка, хоть сухарик, всё равна».


Это был не первый голод, который пришлось пережить. В конце двадцатых, начале тридцатых годов более-менее крепких крестьян раскулачили. Благо, на чужбину не сослали, но отобрали всё хозяйство, выгнали из добротных домов в ветхие избушки и разрешили работать в колхозе за трудодни.


– Село Ногуши было крепкое, трудились совместно, большими семьями, – рассказывает Николай Алексеевич. – Семьи строились отдельными порядками в десятка два домов. Были Власовка, Худяковка, Зыряновка, а за речкой Каработовка. Я сам с 1929 года, самого раскулачивания не помню, а вот последствия этого в памяти засели. Оставили нас, в чём были. Отец где-то работал, а мы с мамкой на нетопленой печи сидели, холодные и голодные, ждали, когда он что-нибудь съестное принесёт.


А как война началась, отца в первый же месяц забрали на фронт. На руках у матери нас осталось двое, мне было 12, а младшему брату было всего три года – рахитик, еле живой. В 1943 году отец погиб под Ленинградом. Но мы об этом не сразу узнали. Прислали не похоронку, а сообщили, что пропал без вести. А совсем недавно стало известно, где его могила. Случай помог. Смотрели телепрограмму «Жди меня», в которой две сестры искали отца. Нашли его братскую могилу в одном из сёл Ленинградской области. А на памятнике имя моего отца – Алексей Кузьмич Власов. Позвонил в военкомат, и всё подтвердилось. Вот собираюсь съездить туда, если здоровье позволит.


После войны Николая Власова вместе с другими сельскими подростками, как он выражается, «завербовали»: посадили в товарные вагоны и повезли в Сатку – учиться в ФЗО. Вся его трудовая биография связана с «Магнезитом». Начинал на Карагайском руднике монтёром контактной сети, затем стал связистом, обеспечивал межпостовую селекторную связь по руднику, исправность светофоров, регулировавших движение транспорта с уступа на уступ. В 1954 году Николай Алексеевич поступил в Саткинский горно-керамический техникум, а по его окончании перешёл на Волчьегорский рудник. Трудился помощником машиниста экскаватора, машинистом экскаватора, диспетчером. Дошёл до начальника Степного участка, работал механиком экскаваторного парка этого участка. На заслуженный отдых вышел в 1984 году в должности механика ЖКО. Был награждён медалью «За доблестный труд», юбилейными наградами, многочисленными грамотами и поощрениями. Вместе с супругой Валентиной Анатольевной они воспитали дочь Марию – она трудится контролёром УККиИ в департаменте по производству изделий, помогают растить внуков. Их у Власовых двое: Анастасии десять лет, Ярославу четыре. Жизнь продолжается, растёт новое поколение непоколебимых.


Благодарим за фото Анну Филиппову