Сыновья уходят в бой…

«8.1.44 г. Привет с фронта! Здравствуйте, дорогие родители. Мама Таня и братишка Борис. Шлю вам свой пламенный гвардейский привет и желаю всего хорошего в вашей жизни в новом 1944 году. Вы меня извините, что я редко вам пишу, потому что, как-то все не хватает времени… На днях мы идем в бой, если останусь жив, то я вам сообщу, а еcли убьют, то такая, видно, судьба. Ну, в общем, живем, не унываем, так что обо мне не беспокойтесь и не расстраивайтесь. Нас убить очень трудно…».


Автору этих строк 20 лет. Зовут его Николай Васильевич Харин, родился он в праздничный день - 8 марта 1923 года. Окончил 7 классов школы. Работал электриком на руднике завода «Магнезит». 17 августа 1942 года был призван Саткинским РВК в Рабоче-крестьянскую Красную армию (РККА). Он – один из 998 магнезитовцев, чьи имена и некоторые личные данные записаны в книге регистрации мобилизованных на фронт сотрудников предприятия 1941-1945 годов, которая хранится в музее «Магнезит».



Доброволец. Жив. Погиб


Более 20 листов машинописного текста содержат данные работников завода «Магнезит», призванных на фронт. На заднем форзаце шариковой ручкой написано, что в Книге зарегистрировано 949 человек (без учёта магнезитовцев 1917-1919 годов рождения, которые на момент начала Великой Отечественной войны уже находились в Красной армии). Сотрудникам музея пока неизвестно, когда и кем были составлены эти списки, скорее всего, после войны. Зато известно, что в конце 1960-х — в 70-е годы Книга была дополнена фамилиями ветеранов-участников войны, а также напротив некоторых имён были сделаны пометки: «погиб», «возврат.» (скорее всего, означает, что человек вернулся – ред.), «доброволец», «жив».


Сегодня, с учётом добавленных имён в Книге записано 998 имён и фамилий мобилизованных магнезитовцев. Призванные на фронт занесены в Книгу по заводским подразделениям, в которых они работали на момент призыва в армию: рудник, сушильно-печной, механический, размольный, транспортный и другие цехи, вахтёрская охрана, паровое хозяйство, лаборатория… Напротив фамилии, имени и отчества указаны год рождения, профессия или занимаемая должность призывника, а также его домашний адрес. У некоторых магнезитовцев записаны только фамилии и инициалы (без полных имени-отчества), у некоторых не указаны профессии или домашний адрес.


Согласно записям из 998 мобилизованных у 195 человек стоит пометка «погиб». В настоящее время благодаря электронным ресурсам: «Память народа», «Поиск военнопленных», «Книга памяти Челябинской области», «Бессмертный полк», — удалось узнать судьбу многих людей из Книги мобилизованных.


Выяснилось, что среди 195 магнезитовцев, чьи фамилии значатся с пометкой «погиб», есть не только те, кто не вернулся из боя, но и те, кто пропал без вести, умер от ран в госпитале или попал в плен и сгинул там.


Например, Александр Яковлевич Шляпин (слесарь, работал на руднике) умер от ран 22 сентября 1943 года у села Безымянного в Курской области, где и был похоронен, возле церкви. Начальник смены Григорий Константинович Фомичёв (рудник) тоже умер от ран 3 апреля 1945 года, но уже в госпитале в Гданьском воеводстве в Польше. Анатолий Ильич Шалупов из ново-металлургического цеха попал в плен в первый месяц войны, умер в плену и похоронен в Иоханнис-Баннберге в Эльзас-Лотарингии. Токарь механического цеха Владимир Васильевич Марков пропал без вести в июле 1941 года в Калининской (Тверской) области у деревни Марково.


Напротив некоторых имён стоит пометка «погиб» со знаком вопроса (очевидно, что человек, который делал эти записи, не знал точной судьбы этих людей). И данные сайта «Память народа» подтверждают эти записи. Так, кучер конного двора Гаврил Селивёрстович Кудрявцев пропал без вести в ноябре 1941 года. Конюх Дмитрий Маркович Акулич погиб 23 августа 1943 года под селом Подпасочным в Харьковской области.


А вот напротив имени Петра Михайловича Кузнецова (телефонный монтёр электрического цеха) шариковой ручкой написано «жив», но документы с сайта «Память народа» говорят о том, что он погиб 13 ноября 1942 года у деревни Хитрово Курской области.


Зато живыми оказались «погибшие» заместитель главного механика Герасим Макарович Вахрушев и электрослесарь котельно-механического цеха Александр Иванович Шардаков. Герасим Макарович воевал на Западном, Калининском, 2-м и 3-м Белорусском фронтах. После войны с семьёй жил в Читинской области, затем в Ростовской. А Александр Иванович во время войны пропал без вести (в декабре 1943 года), позже выяснилось, что был в плену и освобождён в апреле 1945 года. Умер в Сатке в 1984 году.


Благодаря электронным базам данных теперь мы знаем, что из 998 магнезитовцев из Книги мобилизованных пропали без вести 122, убиты в бою – 93, умерли от ран – 27, попали в плен – 19 (только трое из них вернулись живыми), 1 человек был приговорён к высшей мере наказания за попытку измены Родине. О некоторых известны только такие факты: когда был призван в Красную армию или в какой части воевал. К сожалению, о 305 магнезитовцах сведений пока не нашлось вовсе (в основном это люди 1890-х – 1910-х годов рождения).



Привет с фронта!


Предлагаем вернуться к письму, со строк которого начинается эта статья (орфография текста сохранена, а пунктуация исправлена – для удобства чтения, оригинал письма – в фотокопии):


«8.1.44 г. Привет с фронта! Здравствуйте, дорогие родители. Мама Таня и братишка Борис. Шлю вам свой пламенный гвардейский привет и желаю всего хорошего в вашей жизни в новом 1944 году. Вы меня извините, что я редко вам пишу, потому что, как-то все не хватает времени. Ну, все-таки я вам изредка пишу, но от вас не получаю ни одного письма и не знаю – получу или нет, хотя я и давно послал вам свой адрес. Ну, несколько строчек о своей жизни. Живу я ничего, сами знаете, какая жизнь на фронте. Одет, обут тепло, питания достаточно, водку дают, а больше солдату ничего и не надо. Мама, я в декабре послал вам 1000 рублей. Вот не знаю, получили или нет. На днях еще хочу послать столько же, потому что здесь они мне совершенно не нужны, а вам, может, сколько-нибудь поможут. Мама, если будете писать ответ, то все пропишите, как живете, как на счет питания и материального обеспечения. Может, я чем-нибудь могу помочь вам. На днях мы идем в бой, если останусь жив, то я вам сообщу, а ели убьют, то такая, видно, судьба. Ну, вобщем живем, не унываем, так что обо мне не беспокойтесь и не расстраивайтесь. Нас убить очень трудно. Ну, писать много нечего. Мой адрес 24656-Ч. По этому адресу, в случае моей смерти, можете справиться. Пока, до свиданья. Передайте мой горячий привет всем родным и знакомым и в отдельности Вале. Жду ответа. Остаюсь жив и здоров, ваш сын гвардии младший лейтенант Харин Николай Васильевич».


Скорее всего, это последнее письмо, которое Николай написал своей матери – Татьяне Петровне Хариной, на адрес: г. Сатка, ул. Ивана Ренева, д. 25. В феврале 1944 года, по сведениям Челябинского облвоенкомата, «лейтенант Харин Николай Васильевич – командир пулеметного взвода 141 гвардейского полка пропал без вести». Он словно предчувствовал трагический исход последнего в своей жизни боя: «На днях мы идем в бой…, если убьют, то такая, видно, судьба… Мой адрес 24656-Ч. По этому адресу в случае моей смерти можете справиться…».


Эти, а также другие сведения о Николае Харине удалось найти на сайте «Память народа». В частности, о том, что после призыва в августе 1942-го он проходил службу в 141 гвардейском полку 46 гвардейской стрелковой дивизии, в 1312 стрелковом полку 17 стрелковой дивизии (II). В 1976 году Николай Харин посмертно был награжден медалью «За боевые заслуги». Но, к сожалению, наградного документа найти не удалось в открытом доступе, сайт сообщает, что он находится в центральном архиве министерства обороны РФ.


– Довольно редкая удача – найти в открытых источниках письмо солдата, о котором ты собираешь сведения буквально по крупицам, – рассказывает специалист музея «Магнезит» Ольга Хайретдинова. – Читала письмо Николая, и невольно наворачивались слезы. Создается впечатление, что с фронта пишет бывалый солдат, но мы-то знаем, что это 20-летний парень, недавно покинувший родительский дом! И из короткой весточки с фронта, написанной простым карандашом, мы понимаем, что он быстро повзрослел, что он чувствует ответственность за родных, оставшихся дома, и, получая армейскую зарплату, отправляет деньги матери, «потому что здесь они мне совершенно не нужны, а вам может сколько нибудь поможут…» (орфография и пунктуация сохранены – ред.). Он проявляет удивительное мужество, бесстрашие и самоотверженность перед боем, скрывая все тяготы и лишения солдатской жизни. Как справедливо замечено исследователями военных лет, поколение победителей - гордое, с острым чувством долга. Эти юноши и девушки, быстро повзрослевшие, обладавшие невероятной силой характера, сражавшиеся наравне со взрослыми, не пропали без вести – они победили, они - Герои нашего Отечества!


Фото Василия Максимова и фотокопии документов из открытых источников


Сотрудники музея «Магнезит» продолжают работу по поиску данных о магнезитовцах, ушедших на фронт в 1941-9145 годах, и обращаются к нашим читателям за помощью, если в Книге мобилизованных есть ваши родные (об этом можно узнать по телефонам 9-47-31 и 9-46-84 или прийти в музей и посмотреть книгу), если у вас есть информация и документы о них, поделитесь, пожалуйста, со специалистами музея. Возможно, именно благодаря вам удастся «оживить» Книгу лицами, историями, важными подробностями из жизни магнезитовцев-фронтовиков.

 

Сегодня, 9 декабря, День Героев Отечества — памятная дата, которая была установлена Госдумой РФ и утверждена указом Президента РФ в 2007 году. В 26 январе 2007 года, когда российские парламентарии приняли соответствующий законопроект в первом чтении, в пояснительной записке к документу говорилось: «Мы не только отдаем дань памяти героическим предкам, но и чествуем ныне живущих Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации, кавалеров ордена Святого Георгия и ордена Славы». Также авторы законопроекта выражали надежду, что новая памятная дата России будет способствовать «формированию в обществе идеалов самоотверженного и бескорыстного служения Отечеству».