Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Закулисье инженерных решений

Специалистов конструкторского бюро управления инжиниринга, проектов и производства работ можно сравнить с работниками закулисья. Их труд мало кому заметен. Между тем прежде чем претворить в жизнь проект футеровки теплового агрегата, его детально прорабатывают в графической компьютерной программе.

 

Коллектив бюро небольшой — шесть инженеров-конструкторов. Все проектные работы они ведут в компьютерной программе «Компас».

 

Сначала инженер чертит металлоконструкции. Затем постепенно он «обкладывает» их виртуальными огнеупорами. Для каждой марки изделий — своя штриховка. На чертеже можно увидеть всё — например, двухслойную футеровку, размер шага температурных швов. Также обозначены арки, проемы. Каждый элемент прорисовывается отдельно, чтобы всё было наглядно. Каждый ряд футеровки также просчитывается и прорисовывается отдельно.

 

Видов огнеупоров очень много: пятовые, клиновые, трапециевидные и т.д. Наша задача — подобрать нужные, а также рассчитать количество огнеупоров той или иной марки,  изоляционного материала, арматурного слоя.

 

Затем составляем спецификацию. Иногда в нее входит более сотни изделий, различных по форме и размеру. На футеровку теплового агрегата может уйти от десяти до нескольких сотен тонн огнеупоров, — говорит специалист по проектированию Павел Котровский.

— О том, какими огнеупорами футеровать виртуальный агрегат, нам говорят коллеги из отдела огнеупоров. Но бывает и так, что мы советуем применить другие изделия, если видим, что такого формата или типоразмера нет. Предлагаем изменить конструктив, толщину футеровки. Все тонкости нельзя понять, пока не увидишь результат на бумаге или на экране в 3D-модели.

 

Начинается работа конструкторов с поступления в управление инжиниринга техпредложения, отражающего пожелания предприятия-заказчика. К примеру, требуется увеличение стойкости футеровки или изменение конструкции агрегата. Специалисты отдела огнеупоров обдумывают эти пожелания, переводят в рекомендательные письма, описывающие задание на проектирование, которые затем передают в конструкторское бюро.

 

 

— Всё, что прописано в рекомендательных письмах, мы переводим в графический вид. Выполняем чертеж, делаем расчеты по нему. Что касается металлургического агрегата, то рассчитываем его объемы, а также объемы, которые будут заполнены огнеупорами, распределяем изделия по рабочей части футеровки, учитываем защитный или арматурный слой, теплоизоляцию. Также рассчитываем потребность во вспомогательных материалах при кладке мертеля. Если делается бетонная футеровка, то в качестве вспомогательных материалов рассчитываем объем анкеров, указываем, как они привариваются. Чтобы люди на месте взяли чертеж и по нему выполнили проект, — продолжает Павел.

 

Каждый специалист конструкторского бюро работает над своим проектом. Так, Павел Котровский в настоящее время делает проект насадки регенератора стекловаренной печи в Пакистане, а его коллега Наталья Гончаренко работает над двумя проектами: футеровки печи № 5 департамента по производству изделий, который выполняется совместно с французской компанией «Вистро», и туннельной печи для Волгоградского анодного завода.

 

— Последний проект вел мой коллега Александр Байсаров, сейчас он в отпуске. Александр сделал проект футеровки в 3D-формате, заказчик попросил также выполнить послойный чертеж футеровки агрегата. Такие доделки и переделки проекта не редкость. И мы продолжаем работу, пока заказчик не будет полностью удовлетворен, — поясняет она.

 

На выполнение одного проекта может даваться от нескольких дней до нескольких месяцев. Если проект глобальный или срочный,

к работе над ним подключаются несколько человек.

 

Так, недавно выполняли расчет количества огнеупоров, необходимого для футеровки агрегатов линии по производству цемента сухим способом, для «Себряковцемент». Текущую работу пришлось отложить. Но вести два проекта параллельно нам не привыкать, — добавляет Павел.

 

У специалистов конструкторского бюро есть свой архив, разделенный не по предприятиям, а по типам агрегатов. Печи складываются в одну папку, ковши — в другую, нестандартные агрегаты — в третью. Так, в папке «Ковши» хранится более 30 вариантов футеровки.

 

— В одном случае применили в зоне одну футеровку, в другом — другую. Возможно, мы к ним вернемся однажды, возможно, они так и будут просто лежать в архиве. Но что касается ковшей, печей и вакууматоров, то зачастую основной конструктив остается прежним. Конечно, что-то видоизменяется, дорабатывается. Где-то увеличиваем зону футеровки, где-то уменьшаем, чтобы прийти к оптимальному варианту. Иногда появляются предприятия, с которыми раньше не работали, которые хотят попробовать наши огнеупоры. Они присылают свой чертеж. Возможно, это опять будет ковш, но мы его еще не проработали. Возможно, дальше он обрастет большим количеством вариантов, — говорит Павел Котровский. — Поиск новых путей к чему-то давно отработанному — не менее приятное занятие.

— Это действительно так. Недавно я делала проект модернизации печи № 8 (ЦМП-3) в сушильный барабан. Чтобы смесь поступала в него, необходимо было спроектировать транспортеры, дополнительный бункер. А сегодня завершаю чертеж промковша для «Евраза». У последнего изменились параметры. Раньше высота ковша составляла 650 см, а сейчас 1020 см.

 

Задачи разные, но одинаково интересные и значимые, — соглашается Екатерина Магомедова. — Прекрасно, когда работа доведена до конца. Только вот результат своей работы мы не видим, если только на фотографиях не покажут.

 

— Такие проекты, когда в итоге вы запатентовываете разработку, как с бетонными водоохлаждаемыми панелями для «Карабашмеди», часто бывают? — спрашиваю у Павла.

— Честно сказать, нет. Может, что-то и можно было запатентовать. Но не задумывался об этом раньше. Кажется, что логично было бы наши разработки патентовать, раз мы создаем новые конструкции, но нет, больше патентов у ребят в отделе огнеупоров. Кстати, в прошлом году история с водоохлаждаемыми панелями получила запрос на продолжение. Карабашское предприятие заказало проект футеровки остальной части той же зоны печи, где установлены панели, огнеупорным бетоном. Но сроки были заданы короткие, не удалось в них уложиться. Пока ее зафутеровали огнеупорами. Но, думаю, однажды завершим начатое.

 

В конструкторском бюро работает Игорь Минниханов. В 2014 г. он в соавторстве с Максимом Турчиным и Львом Аксельродом получил патент на изобретение 3D-принтера для огнеупорных изделий. Предложенная технология позволяет в кратчайшие сроки создать изделие сложной формы без упрощения геометрии и без необходимости применения литьевых или пресс-форм, что значительно удешевляет процесс. Это далеко не единственное преимущество, однако есть и минус — изделия не получатся высокоплотными.

 

Весной 2014 г. Игорь подал еще одну заявку в соавторстве с Михаилом Чашкиным по более совершенной технологии создания огнеупоров с помощью 3D-принтера, при которой возможно параллельное применение широкого спектра материалов. Начиная от огнеупорных оксидов и бескислородных соединений (карбидов, нитридов, боридов) и заканчивая металлами и полимерами.

Кроме того, в перспективе возможно создание необходимой зерновой структуры огнеупорных изделий. Изделия, полученные по этой технологии, будут обладать даже более низкой открытой пористостью по сравнению с самыми плотными изделиями, полученными полусухим прессованием. На эту технологическую концепцию также получен патент.

 

— Как говорят, нет предела совершенству. Подана заявка на получение третьего патента, тоже связанного с технологией 3D-печати. К сожалению, в жизнь идею реализовать пока не удается, слишком дорогостоящее удовольствие. Но я надеюсь, что однажды это всё же произойдет, — верит Игорь.

 


По материалам выпуска газеты "Магнезитовец" № 44 от 10 ноября 2017 года.

 

 

Поделиться на Facebook
Please reload