Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Как Сатка стала родной, а Германия - близкой

В немецком "окружении" Алексей Беспалов побывал трижды, и всякий раз оставался цел и невредим.

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ БЕСПАЛОВ

 

Ветеран «Магнезита», участник трудового фронта. В 1943 году в возрасте 15 лет он поступил учеником слесаря в паровозное депо станции «Таловая» в Воронежской области. В декабре 1948 года был призван на срочную службу в армию. После демобилизации в 1951 году вернулся на прежнее рабочее место. В октябре 1964 года переехал в Сатку и устроился слесарем по ремонту оборудования в ЦМП-3. В 1967 году перешёл помощником машиниста экскаватора. С 1977 года – машинист экскаватора на Карагайском руднике. По достижении пенсионного возраста вернулся в ЦМП-3 слесарем по ремонту. Работал до 15 августа 2001 года. Неоднократно отмечался грамотами, премиями и благодарностями, несколько раз получал звание «Лучший по профессии», его фото размещалось на «Доске почёта».

 

У Алексея Михайловича две дочери от двух браков. Старшая Ольга, предположительно, живёт в Чеченской республике. Младшая дочь Алла живёт с мужем, сыном (Кристиан учится в институте) и дочерью (Карина оканчивает школу) в Германии.

12  марта Алексею Михайловичу исполнилось 90 лет.

 

Борьба с курением

 

Первый раз в Германию Алексей Беспалов попал вскоре после войны, в составе группы советских войск (ГСВГ). Служил в с 1948-го по 1951 год в городе Фюрстенвальде. Отношения с местным населением завязались у него на почве борьбы с курением.

 

- Я сигаретный дым на дух не переношу и в армии не курил, – рассказывает Алексей Михайлович. – А ребята, сослуживцы мои, совсем обнаглели. Курили прямо в казарме. А жили по восемь человек, надымят, хоть топор вешай. Что делать? Встаю утром пораньше и собираю с тумбочек все сигареты (а их нам выдавали), иду на занятия и немцам раздаю. Они окружают меня, и женщины, и мужчины (это удивило меня, что все курят, и женщины тоже, а спиртное почти не употребляли). Спрашиваю у них: где были в России? И они рассказывают. А как в Россию в то время немцу можно было попасть? Ясно, что не по турпутёвке. Но на свои расспросы я не встречал враждебной реакции. Просто разговаривали.

 

Один местный маляр как-то делал ремонт в офицерской и солдатской столовой. Он был настоящий верзила, ростом больше двух метров. Я стою возле него и смеюсь. А он спрашивает: чего смешного? А я отвечаю: у тебя руки двухметровые, а у меня коротенькие. Если бы на штыках сошлись, ты бы меня заколол. 

 

И мы оба засмеялись, общались так, будто давно друг друга знаем. Он рассказал, что под Сталинградом в окружение попал, как их командующий Паулюс сдался и солдатам приказал сдаться, чтобы меньше было кровопролития.

И ещё добавил: ваши русские гут, хорошие, то есть, и кулак сжал.

 

Ради любимых женщин

 

Мы сидим на кухне в большой квартире Алексея Михайловича. Во всех комнатах идеальный порядок, как будто приложена заботливая женская рука. Оказывается, ничего подобного. Он верен своей жене Галочке, которой давно нет рядом. А потому всё на нём: и уборка, и стирка, и готовка, и походы по магазинам за продуктами. И это в 90 лет! Во что верится с трудом. В сомнение вводит военная выправка и отсутствие морщин. Да и глаз у ветерана горит, как не у каждого молодого человека. Особенно во время разговора о его женщинах. Галя – вторая и любимая жена Алексея Беспалова. На первой – Тамаре – он женился по молодости, сразу после армии. Так принято было: отслужил, женись. На станции «Таловая» в Воронежской области построил основательный дом.

 

- Там климат мягкий, как раз по мне. Там у меня усадьба была, сад фруктовый. Форточку открываю и вишню рву. Но тут заболела онкологией сестра Ася. Жила она в Сатке. Приехала ко мне, положили её в больницу на обследование и вскоре выписали. Лечить онкологию тогда не умели и диагноз больному не сообщали. Сестра говорит: меня здесь не лечат, поеду в Сатку, там врачи меня знают. И домой засобиралась. А куда я её одну отпущу: два десятка шагов пройдёт и валится без сил. На работе рассчитался, забрал жену с дочкой и поехал на Урал. Пошёл слесарить на «Магнезит», обслуживал оборудование в ЦМП-3.

 

Потом механик рудника Пётр Николаевич Альянов позвал в карьер на экскаватор. Работал на вскрыше на большом экскаваторе ЭКГ с 4,5-кубовым ковш. Попутно окончил 10-месячные курсы машинистов в профтехучилище.

 

Как следует из подробного рассказа, с первой женой жизнь у Алексея Михайловича не сложилась: характерами не сошлись. Супруга, как утверждает ветеран, была хорошей, домовитой хозяйкой, вкусно готовила, но горячей, вспыльчивой.

 

- В Сатке друг мой Санька Старшинов как-то после работы позвал в гости. Засиделись. Домой вместо пяти вечера вернулся в семь-восемь. Жена встретила – руки в боки. Говорит: откуда пришёл, туда и иди. Ушёл, в чём был. Не знал, куда идти, долго думал, что делать. И пришёл к женщине, на которую обращал внимание – к Галочке. Спрашиваю: будешь со мной жить? А она отвечает: я согласна.

 

- Так у Вас с Галиной был роман? – пытаю собеседника.

- Ничего подобного!  Галочка – мой ангел. Добрая, нежная, о ней мои слёзы. У неё тоже онкология была. С ней мы вырастили нашу дочь Аллу и ещё двоих детей сестры Аси – Люду и Вовку. Жалею об одном, со старшей дочерью после развода не общался, бывшая жена не разрешала. Однажды видел Олечку уже взрослую, но подойти побоялся. И теперь думаю: а вдруг бы не прогнала?

 

Пустил корни

 

Ещё два раза Алексей Михайлович ездил в Германию в гости к дочери Алле, которая замужем за немцем. Каждый раз оставался там на три месяца, так что впечатлений набрался, и многое может порассказать.

 

- Дочь перед отъездом в Германию мне говорила: давно хотела в деревне жить, и вот мечта сбылась. Что за мечта, думаю, деревня – это же навоз, мухота. А приехал к ней: посёлок чистый, всё кругом заасфальтировано, у каждого отдельная усадьба, сад, огород. Это ведь и моя стихия. Мой-то дом на станции Таловой достался соседу. И с тех пор я ни семечка в землю не уронил. И вот на участке дочери и зятя посадил три яблони. И три месяца за ними ухаживал. А теперь мне пишут: яблоки собираем, компоты варим. Что интересно, мы здесь, как только яблоки падают, сразу их обрезаем и сушим. А они, что на землю упало, бросают.

 

Надо сказать, и во время поездок к дочери не встречал ни одного немца, чтобы кто-то со злостью, неприязнью ко мне отнёсся. Рассказывали, как живут-поживают. Но вот пить немцы стали уже по-русски, и ничего им не делается. Сам видел, как двое местных жителей сидели у дома, выпивали из больших стаканов и до дна.

 

- Что же Вас дочка к себе в Германию не заберёт?

- Да она-то уговаривает, а я не соглашаюсь. Я там с тоски долго не проживу.

  

Поделиться на Facebook
Please reload