Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

На страже подземного газопровода

Нет, сторожей у газопровода не ставят. Подземная магистраль с природным топливом нуждается в защите иного рода. Этот секрет знают сотрудники газового цеха «Магнезита», среди которых Григорий Коньков.

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

ГРИГОРИЙ КОНЬКОВ

 

Электромонтёр по защите подземного газопровода в газовом цехе «Магнезита». Учился в техникуме по специальности «химик-технолог», но не окончил его, решив сменить профессию. Специальность электромонтёра получил в профтехучилище №69 (ныне - политехнический колледж имени А. К. Савина).

 

Начинал в энергоцехе «Магнезита», в газовом цехе – третий год.

 

 

Двойная защита

 

Видавший виды УАЗик доставляет нас к точке пешего старта – газорегуляторному пункту №2 (ГРП-2). Обычно за день газовщики проверяют лишь половину подземного газопровода общей протяжённостью 3,5 километра, а на другой день – вторую, но сегодня дорога в два раза длиннее. Для полноты картины важно, чтобы в поле зрения попали все значимые объекты.

 

Мой провожатый Григорий Коньков по профессии электромонтёр. Знания и навыки по электрической части он применяет для защиты подземной газовой трубы от разрушения. Кроме того, на этом рабочем месте ему надо разбираться в электронике. Нелишний здесь и кругозор в области физики и химии. Естественные науки нужны, чтобы понимать, что происходит с металлической трубой под слоем грунта.

 

- Если изделие из металла закопать в землю, оно будет ржаветь. Это происходит из-за разницы потенциалов: у металла он отрицательный, а у грунта плюсовой, – на ходу поясняет Григорий.

 

В условиях влажности (а под землёй почти всегда влажно)

металл теряет электроны, то есть происходит процесс его электрохимического разрушения.

Вот почему подземному газопроводу нужна защита.

 

Применяется как пассивная защита – в виде покрытия трубы несколькими слоями защитной изоляции, так и активная (или катодная), которая состоит в наложении на трубопровод отрицательного потенциала. Потенциал трубы можно сдвинуть в минус по-разному, например, с помощью внешнего источника постоянного тока – станции катодной защиты. Таких станций у нас три: на двух ГРП и на ДОФ. Или другой способ: к трубе можно присоединить протекторный анод из более электроотрицательного металла, например, магния. Магниевый электрод как бы приносится в жертву: только он теряет электроны, а на поверхности защищённой трубы протекает катодный процесс. Протекторная защита у нас применяется в местах пересечения с высоковольтной линией электропередач 110 кВ, которая опасна блуждающими токами. Стержень с магниевым напылением закопан в землю на расстояние 5 метров от газопровода на глубину его залегания и подключён к нему проводом.

 

 

Шкаф в шкафу

 

Тем временем подошли к первому объекту. На основании, сваренном из металлического уголка, стоял стальной шкаф примерно в метр высотой, похожий на гигантский сейф. Гремя ключами, мой собеседник открыл дверцу, и внутри оказался ещё один – тоже запертый – шкаф.

 

- Это и есть станция катодной защиты, – открывая вторую дверь, пояснил мой собеседник. - Здесь внутри – понижающие трансформаторы, силовые тиристоры, амперметр, вольтметр и блок управления. Два раза в месяц мы проводим замер защитного потенциала (его входное и выходное значение). Потенциал нужно поддерживать на определённом уровне. Норма – 1,5 В. Если будет превышение до 2 В, произойдёт «перезащита», что может привести к нарушению изоляционного покрытия и стресс-коррозии катодно-защищаемого объекта, то есть нашей газовой трубы. А если напряжение меньше 0,4 В, этого уже недостаточно для защиты.

 

- Какие неполадки на станции чаще всего приходится устранять? – задаю вопрос собеседнику.

- Может быть обрыв кабеля, плохой контакт, выход из строя электроники. Чаще всего выгорает диодный мост. Эта проблема была на катодной станции газопровода ДОФ, но недавно она была полностью переоборудована, и теперь этой проблемы нет. Оборудование работает стабильно. В последнее время, в основном, от пыли электронику очищаем и регулировку проводим, если требуется.

 

- А как определяете потенциал на самой трубе?

- Для его замера через каждые 150-200 метров у нас стоят контрольные проводники. От трубы идут провода, которые выводятся на поверхность. На выходе проводники закрыты коверами – колпачками, окрашенными в красный цвет.

 

 

Красные «грибы» в траве

 

Шагая по примятой, выжженной солнцем траве, доходим до ковера. По виду это цилиндр с крышкой высотой и диаметром с ладонь (не видна его подземная часть, которая в два раза больше). Мой спутник опускается на корточки, откидывает с ковера крышку и достаёт из рюкзака какие-то приспособления.

- Замер проводим с помощью ПКИ – прибора коррозийных изысканий. Подключаем плюсовой контакт к контрольному проводнику. А минусовым контактом – к трубе и земле – подключаемся с помощью сульфатного электрода сравнения, – говорит Григорий, смачивая землю водой из пластиковой бутылки, и ставит на мокрое место устройство в виде закрытой банки с оголённым контактом. – На всём протяжении нашего участка газопровода 15 таких проводников. Контрольные замеры мы производим на всех проводниках, но показания фиксируются в журнал с трех из них, которые находятся рядом с ГРП-2, ГРС, и на ДОФ.
 

Через несколько десятков шагов из травы показался очередной красный гриб-ковер. Но под крышкой оказалась не проволока, а труба, торчащая из земли. Как пояснил мой провожатый, это контрольная трубка, которая идёт от газопровода, выводится на поверхность и служит для распознавания утечек газа.

 

- Этих трубок много. Чтобы узнать, есть ли в этом месте утечка газа, используем течеискатель ФП-12. С его помощью определяем утечки не только в контрольных трубках, но и в газовых колодцах, которых у нас семь: два из них недалеко от ГРС (газораспределительной станции, которая понижает давление магистрального газа до уровня, безопасного для его потребления), четыре – в сторону ГРП-2, плюс еще один на ДОФ.

 

 

«Матрёшка» и два люка

 

На пути к газовому колодцу проходим мимо бывшего хлебозавода, станции защиты Горгаза, останавливаемся у автодороги, ведущей на «Магнезит», осматриваем контрольные трубки.

 

- Под автотрассой газопровод упакован в трубу большего диаметра, как матрёшка, чтобы на него не было давления. Основная труба – 400 миллиметров, а футляр – 500. Здесь трубки вварены в футляр. Такая же «матрёшка» есть и под железной дорогой на ДОФ. Газопровод там наземный, но при пересечении с железнодорожными путями он уходит под землю.

 

За разговорами прошли мимо бывшего КамАЗ-центра, автодрома ДОСААФ, миновали гаражи, пересекли улицу Лесную, пошли полем добрались, наконец, до двух газовых колодцев (ГК-1 и ГК-2), которые находятся возле ГРС. Колодец распознавался по двум крышкам в ряд, напоминающим канализационные люки, только белёсого цвета (в начале лета их красили красной краской, но солнце сделало своё дело). Два входа в колодец нужны для проветривания газа в случае его утечки. Вниз спускаться не стали: не время. Крышки газовых колодцев открывают два раза в год – весной и осенью. В это время из одного колодца (ГК-10) приходится удалять воду, которая просачивается сквозь кирпичную кладку. Для этого применяется насос, подключённый к станции катодной защиты.

 

- Одновременно с этим проводим расхаживание запорной арматуры, – уточняет электромонтёр. – Это означает: развернуть задвижки, смазать их солидолом, заменить сальниковую набивку (бечеву, пропитанную графитом).

 

Иначе арматура может схватится намертво. А нам нужна подвижность, чтобы в случае чего быстро перекрыть магистральный газ.

 

 

Пересечённая местность

 

Убедившись, что в колодцах нет утечек, продолжили путь по полю, изрезанному ямами и извилистыми канавами, промытыми снеговыми водами. Останавливаемся у глубокой промоины, пересечённой внизу трубой. Как оказалось, газовой. Выясняется, что каждую весну трубу вместе с изоляцией размывали вешние воды. Защитный слой приходилось каждый раз менять и отсыпать газопровод щебнем. Но весной всё повторялось. Тогда для снеговой воды решили оставить лазейку под трубой, и стихия оставила, наконец, коммуникации в покое. Вот такой компромисс с природой.

 

Зимой эти ямы снегом заметает, чуть просмотришь, разгонишься под горку, и лыжи можно сломать. По снегу-то мы на лыжах передвигаемся.

Они у нас широкие, охотничьи, на них не разбежишься,

зато не проваливаются, по целине удобно ходить

 

Пока пересекали поле (шириной оно около полутора километров), обсудили, какие ещё хлопоты электромонтёра подземного газопровода мы не упомянули. Как выяснилось, недавно меняли металлические опознавательные знаки (рэперы) на пластиковые – более долговечные. И этот процесс продолжается. Каждый год надо красить крышки газовых колодцев и коверы, наносить на них опознавательные знаки. Зимой коверы надо очищать лопатами от снега, а летом траву вокруг них полоть, чтоб не потерять из виду. В настоящее время ещё одна обязанность добавилась – контролировать работу подрядчиков, которые заменяют на газопроводе защитную изоляцию. После замены защитного покрытия электромонтёры и газовщики проверяют качество работ прибором ДИСИ – дефектоскопом искровой сплошности изоляции.

 

Между тем, миновали поле, вышли к конечному пункту обхода – ГРП-1. Осталось спуститься с горки вдоль забора предприятия и перейти дорогу. Вот и газовый цех, откуда стартовали.

 

- Кстати, на каждом ГРП тоже есть наше оборудование, – спохватился мой визави. – Здесь давление газа понижается с 6 атмосфер до 0,4. Установлены электронные узлы учета.

 

Электроника – штука капризная, на неё может повлиять потенциал трубы. Чтобы этого не происходило, на входе в ГРП стоят изолирующие фланцевые соединения в виде диэлектрических втулок.

За их исправностью тоже надо следить.

 

Благодарим за фото Наталью Уфимцеву

Поделиться на Facebook
Please reload