Онлайн издание "Магнезитовец"

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube
  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Фонд "Собрание"

Интересно чувствовать ветер

Швейцарская пианистка, композитор и педагог Аглая Граф ответила на вопросы гостей мастер-класса в формате «Круглого стола». Мероприятие состоялось 29 сентября в ДК "Магнезит" в рамках Дней швейцарской культуры в Сатке.

 

Аглая, почему из всех музыкальных инструментов Вы выбрали фортепиано?

- Я изначально из музыкальной семьи. Мой папа – флейтист Петер-Лукас Граф. Есть старшие брат и сестра – тоже музыканты. Брат играет на пианино, а сестра на скрипке. Я появилась намного позже, как бы случайно. Я захотела делать то, что делал брат. В пять лет начала заниматься фортепиано с немецким педагогом, потом со швейцарским. Это не очень мотивировало меня, поскольку меня всегда только хвалили. А позже я попала к учителю с востока – из Польши. Он был более требовательным. И когда мне было 14, я уже стала студенткой консерватории. Но продолжала учиться в общеобразовательной школе.

 

Какое в Швейцарии детское музыкальное образование и чем оно отличается от российского?

- Скорее всего, в Швейцарии совершенно другая система музыкального образования, чем здесь. Там нет специальных школ для детей, которые занимаются музыкой.

Это очень хорошо, что в России есть специализированные школы

для одарённых детей. Поэтому много талантливых музыкантов из России.

У нас есть обычная школа, а если ты хочешь научиться играть

на каком-то инструменте, идёшь в другую школу.

Но отбора там нет. Там могут учиться дети, у которых, помимо музыки, может быть масса других хобби – теннис, футбол, языки. Возможно, было бы лучше, если бы люди не имели такое большое количество занятий. А у вас существует такая проблема? (Ответ из зала: да, у нас та же проблема, дети очень загружены.). У меня создаётся впечатление, что у вас дети много репетируют дома.

 

Есть у Вас кумиры среди исполнителей?

- Кумиров среди пианистов у меня нет. Пред тем, как начать репетировать новое произведение, никогда не слушаю записи пианистов. Но хожу на концерты. Такая возможность у меня была с детства. Жила в Базеле, куда приезжает много музыкантов. Один из моих любимых – Григорий Соколов, который бывает в Базеле каждый год.

 

В какой момент Вы начали получать удовольствие от собственного исполнения?

- Скорее всего, в 13-14 лет, когда поменяла учителя. В тот момент появилось больше мотивации. До этого занималась балетом, ездой на лошадях. Я не играла так много, как хотел учитель (и мой старший брат тоже).

Однажды девушка брата сказала мне, что сожалеет, что в моём возрасте

она не практиковалась так много в игре на фортепиано, как следовало бы.

Я увидела её огорчённое выражение лица, и, возможно, это повлияло на то, что я стала больше времени уделять практическим занятиям музыкой.

Но родители меня не заставляли.

А надо ли заставлять детей заниматься музыкой?

- Сложный вопрос. Я бы поставила его по-другому: надо ли говорить детям, что необходимо больше заниматься музыкой, ничего не объясняя? Чтоб не было вопросов: зачем, почему? Я считаю, должно быть понимание. Если у ребёнка будет цель, к примеру, через два года достичь определённого мастерства, то он будет мотивирован.

 

Недавно Вы побывали в доме-музее Чайковского. Что ощутили?

- Это был очень ценный опыт. Я была тронута, счастлива, что смогла играть на его инструменте. Но всё же это было не новое ощущение. Я училась в Вене, а там была возможность бывать в домах Бетховена, Моцарта, Шуберта. Но это всегда очень волнительно.

 

Есть ли у Вас любимый рояль, любимый концертный зал?

- Мне нравится российская аудитория, она более эмоциональная. Для меня не так важен статус зала. Люблю играть в красивых и особенных местах, например, концерт может проходить в маленькой церкви или часовне. Это может быть намного интереснее, чем огромный зал.

Однажды играла в помещении, которое было открыто на улицу.

Там присутствовал особый дух. Интересно было чувствовать ветер,

который был вокруг. Такие особенные места помогают играть.

Как восстанавливаетесь после концертов?

- Если после концерта я играю дома, это для меня восстановление. Люблю проводить время с семьёй. Ещё у меня есть собака, она очень расслабляет.

 

У Вас русское имя. А есть ли русские корни?

- Иногда мне кажется, что я связана с Россией корнями, но нет. Вот мой молодой человек на четверть русский, и он очень похож на русского.

 

Кто Вам нравится из русских композиторов?

- Рахманинов, Прокофьев, Шостакович – по разным причинам.

 

Понравилась ли Вам местная природа?

- Больше всего меня впечатлил карьер и отвалы. У нас этого нет. Ещё я заметила, что в вашем лесу больше деревьев, что мне очень нравится. Здесь много берёз, а это моё любимое дерево. В Швейцарии их не так много.

 

Как Вам удаётся совмещать преподавание с гастрольной деятельностью? Много ли у Вас учеников?

- Когда я была подростком, уже тогда я знала, что хочу преподавать. Иногда давала уроки своему старшему брату. Мне также интересна психология. А преподавание фортепиано сочетает в себе музыку и психологию. У меня сейчас 24 ученика. Понимаю, что в моей деятельности большой разброс, но мне всё интересно.

 

А если кто-то из учеников превзойдёт Вас?

- Я буду только рада.

 

Благодарим за фото Елену Никитину

Поделиться на Facebook
Please reload