Онлайн издание "Магнезитовец"

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube
  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Фонд "Собрание"

Ещё одна страница войны

В районе Керчи закончилась вторая учебно-тренировочная экспедиция с участием группы поискового отряда «Витязь» из Сатки, начавшаяся 10 октября. Работы проходили под руководством специалистов Восточно-Крымского центра военно-исторических исследований (Керчь). В ходе экспедиции юные поисковики ознакомились с археологической методикой исследований памятников периода Великой Отечественной войны и помогли добыть материал, который поможет вписать очередные страницы в военную летопись.

 

Где пшеница и рожь

 

В состав экспедиции вошли двое взрослых саткинских поисковиков – Олег Дедов и Константин Фурс, а также семеро школьников - Никита Мавлетов, Данила Косогорцев, Дарья Кравченко и другие. Раскопки велись в поле южнее села Аджимушкай, где зимой 1943-1944 гг. вели бои с неприятелем части Отдельной Приморской армии.

В ходе работ удалось обнаружить траншеи и окопы, приспособленные не только для ведения боя, но для жилья, о чём свидетельствовали многочисленные признаки: следы костров, остатки кровельного материала (в ход шло гофрированное железо и даже половинки

немецких авиабомб).

Также были отрыты ниши в стенах окопов, где бойцы могли укрываться от непогоды и вражеского огня. В земле были найдены консервные банки (в том числе, американские, что подтверждает исследуемый период). Стало очевидным, что в качестве посуды использовались «неуставные» кружки и котелки, изготовленные из жести или другого тонкого металла возможно, из тех же консервных банок. В укрытиях были обнаружены как советские, так и немецкие боеприпасы. По ним можно было судить как о характере вооружения, так и об интенсивности вражеского огня.

- Для саткинского «Витязя» – это уже 16-я экспедиция, а лично для меня – десятая. До этого были в Смоленской области, под Питером на Волховском фронте, в Карелии, в Курской области, в Крыму, – рассказывает Константин Фурс. – С местными поисковиками в Керчи работаем в третий раз. Впервые сюда я приезжал год назад, когда велись раскопки в самих Аджимушкайских каменоломнях, известных по книгам и фильмам. В каменоломнях детей с нами не было, это тяжёлая работа, которая под силу только взрослым.

А на этот раз керченские поисковики организовали учебно-тренировочный заезд для школьников. Перед этим они выслали нам методику работы

(для каждого региона она имеет свою специфику). К примеру,

в Смоленской области почва болотистая.

Когда начинаются осадки, ты копаешь, а вода прибывает.

В Керчи же вода глубоко, а почва спрессованная, плотная – смесь песка и глины. Её кусками приходилось вынимать. Некоторые места специально не берут в разработку, если было засушливое лето и мало осадков, настолько они неподъёмные.

 

 

Детям – наука

 

- Группа у нас подобралась серьёзная, проверенная, – продолжает Константин Михайлович. – Перед тем, как отправиться в путь, провели испытание на командный дух, проверили, как молодёжь реагирует на трудности.

Провели короткие местные вахты, несколько раз выезжали в лес, учились разбивать лагерь, работать с металлоискателем.

Смотрели, нет ли импульсивных поступков. Ведь экспедиция – это не только раскопки, а ещё и полевой быт. А сколько вещей на себе!

На каждом подростке было не менее 20-30 килограммов,

а на взрослом и того больше.

В Анапе купили продуктов, вес ещё добавился. Питание – не последнее дело. Дети расходовали колоссальную энергию, её надо было восполнять.

 

Жили в Аджимушкае. Тут ещё проблема с дровами и водой. В Керчи она стоит остро. В этот раз нам повезло: мы расположились во дворе наполовину разобранного дома, хозяин которого предоставил нам электричество, а соседи разрешили пилить высохшие деревья и безвозмездно пользоваться водяной скважиной. Воды требуется много: сварить, помыться, постирать. До места ходили пешком 2,5 – 3 км по пашне. В обед – снова туда и обратно.

 

Хотелось бы отметить грамотную постановку задач со стороны керченских специалистов, в первую очередь, руководителя Восточно-Крымского центра военно-исторических исследований Владимира Симонова. Сейчас ведь там всё распахано, признаки войны стерты. Где-то брюква над останками растёт, где-то пшеница. Там, где мы копали, тоже посадки были. Работали на убранном поле с остатками стерни. Тут трактора 70 лет ездили, пахали, боронили. Не осталось никаких провалов и бугорков, которые могли бы намекать на земляные укрепления. Для раскопок нам выделялся квадрат, который определяли с помощью кадров военной аэрофотосъёмки, где видны позиции. Современные фото сравнивали с прежними снимками, привязывая к местности вековые деревья, старую железную дорогу, посёлок и другие объекты. Работа по квадратам важна тем, что следующие за нами поисковики, пользуясь отчётами, уже не тратят своё время на повторные раскопки.

Помимо вещественных артефактов, мы подняли из земли двух бойцов.

У одного сумка с тремя гранатами и множеством патронов, и второй тоже с боеприпасами. Предположительно, тела лежали не на месте гибели.

Похоже, был интенсивный огонь, много погибших.

Днём красноармейцы складывали тела в окопы, а ночью после боя вытаскивали их на поверхность и чуть прикапывали. Сейчас исследованием этих останков занимаются керченские специалисты. Там очень серьёзно к этому относятся. Принято археологическим методом работать. Фиксируются все признаки: координаты расположения, личные вещи, тип и количество боеприпасов. Вдруг какие-то детали в будущем выяснятся, и можно будет установить личность. История может по 200 раз переписываться, а против этих фактов уже не возразишь.

 

 

Новый опыт

 

Некоторые ребята впервые получили опыт поисковой работы, как Савелий Хохлов и Дарья Кравченко. По словам старших, Дарья ничуть не уступала парням, была прекрасным работником и дежурным. А вот ученик 10 класса, а по совместительству заместитель командира отряда по связям с общественностью Никита Мавлетов уже трижды участвовал в работе отряда «Витязь».


- Первая моя экспедиция тоже была в Крым, год назад, – рассказывает Никита. – Тогда я много нового узнал, а эта экспедиция помогла закрепить знания. К примеру, раньше я не знал, как отличить наши патроны от немецких, а теперь начал понимать. Научился различать грунт и края окопа. Когда нам выделяли квадрат примерно два на два метра, используя фотографии и металлоискатель, мы искали края окопа и выбивали его до дна. Задача – дойти до целика, который отличается от наносного грунта цветом и плотностью (в Крыму он белёсый). А заносит окопы почвой. Есть смешанный и намывной грунт. Они копаются боле легко, идут слоями. После записи в архивы проводится обратная засыпка. Поле весной снова будут пахать и засеивать. Там частная земля, фермерское хозяйство.

 

- Что для тебя поиск?

Это, как вторая работа. Хотел бы занимать поисковой деятельностью и дальше. А стать хочу журналистом, моряком или юристом.

1/5

 Благодарим за фото Никиту Мавлетова и Константина Фурса

Теги:

Поделиться на Facebook
Please reload