Онлайн издание "Магнезитовец"

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube
  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Фонд "Собрание"

Слушая дыхание печи

Евгений Абдрахманов – плавильщик огнеупорного сырья с десятилетним опытом и вузовским дипломом, а потому знает все нюансы производства периклаза в теории и на практике, даже по звуку работающего агрегата.

 

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

Евгений Альбертович Абдрахманов

 

Плавильщик огнеупорного сырья департамента по производству плавленого периклаза Группы Магнезит.

 

В 2003 году после окончания средней школу №5, в составе группы стипендиатов «Магнезита» поступил в ЮУрГУ на специальность «Химическая технология тугоплавких, неметаллических и силикатных материалов», а окончил учёбу уже в Екатеринбурге в стенах УГТУ УПИ. В 2008 году после окончания вуза поступил в ЦМП-4. В течение года работал на временной вакансии помощника мастера. А затем перешёл в плавильщики, вскоре повысил квалификацию до старшего плавильщика. В течение нескольких последних лет состоит в группе кадрового резерва и замещает главного технолога цеха.

 

По итогам 2018 года за безупречный труд и высокие производственные достижения отмечен Почётной грамотой Группы Магнезит.

 

 

Вулкан в кожухе

 

Расплавленный магнезит подобен вулканической лаве – прорвавшейся из земных недр магме, чья сила и мощь неукротима и неподвластна человеку. В отличие от природной стихии, производство периклаза – процесс управляемый, но всё же подобный укрощению вулкана. Лава, к слову, может иметь температуру от нескольких сотен до нескольких тысяч градусов, в зависимости от множества различных факторов. Сталь плавится в примерном диапазоне 1400-1500 градусов. А магнезит становится жидким и превращается в плавленый периклаз при температуре 2800-3000 градусов. Чувствуете разницу?! И при этом магнезитовая «лава», образующаяся под воздействием электрической дуги между графитовыми электродами, заключена в стальной кожух-цилиндр: диаметр печной ванны 2,7 метра. Шихта грузится в электропечь небольшими порциями (от 300 кг), и в течение 11 часов наплавляется периклазовый блок весом 8-9 тонн (не считая корки).

Процесс загрузки сырья и опускания-подъёма электродов полностью автоматизирован. А мощные потоки газов и раскалённой пыли через специальные отводы в своде печи устремляются по гигантским трубам (по ним мог бы пройти высокий человек) в фильтры-циклоны, где из газопылевой субстанции улавливается полезное сырьё. Над дымовой трубой цеха – ни вулканического пепла, ни даже облачка газов. Всё под контролем, всё укрощено.

 

В зоне внимания

 

Продукция, которую плавит на печи №1 Евгений Абдрахманов, первоклассная – периклаз и периклазохромит самых высоких марок (с содержанием MgO до 98%). Сырьё, соответственно, высококачественное. Но вулкан в кожухе остаётся вулканом. Несмотря на автоматику за печью надо смотреть зорким глазом и слушать чутким ухом, принимая гибкие и взвешенные решения. По идее, в условиях автоматизации технологического процесса, из 12 часов смены доля ручного труда плавильщика и его помощника занимает несколько минут. Под конец 11-часовой плавки (перед последней загрузкой шихты) периклаз надо разровнять шуровкой через специальное отверстие – смотровой люк, чтобы добиться однородности материала. А вот смотреть, слушать, наблюдать, анализировать — нужно постоянно. К примеру, делать обходы печи и проверять исправность системы её водяного охлаждения. Есть и масса других моментов, которые не должны выпасть из зоны внимания.

 

Звуки лавы

 

- Привыкаешь к печи, на звук реагируешь, даже не видя её, – уверяет Евгений Абдрахманов. – Например, если сильно гудит печь, надо её догружать сырьём. Значит, проплавила печка очередную порцию, которая была загружена, вот и гул стоит. Если слишком тихо стало, значит, перегружена печь. Если наблюдается свечение внутри ванны, видимо, кончик электрода отпал или что-то другое. Нюансов много.

 

А, бывает, пыхтит печка и ухает. Обычно это происходит, когда плавим брикет, прессованный из пыли, уловленной фильтрами шахтных печей на заводе в Раздолинске. Сибирские печи работают на солярке, и поэтому в сырье присутствует остаточный продукт сгорания этого топлива. Контролировать производственный процесс в таких случаях надо очень строго, чтобы не допустить неожиданный выход расплава. Зазеваешься, и кожух может прогореть. Тогда расплав всё на своём пути может сжечь. И тележки сметёт, и всё остальное оборудование. Надо смотреть, чтоб не было прогревов на кожухе. Даже невооружённым глазом видно на сером кожухе красное пятно. Если заметили такое, останавливаем печь, согласовав с мастером смены. Тут уж не до полной выработки. Сколько есть периклаза, снимут, остальное – корка, которую пустим в переплав. Зато печка целой останется. Бывает, железо перегрелось, а дырки нет, так как вовремя остановили агрегат. А ещё немного, и расплав нашёл бы лазейку между электродом и кожухом. Но аварийный выход не допускаем.

Вот для чего состояние печи надо знать на вид и по звуку, все «ахи и вздохи» ловить. Чтобы понимать, что происходит. И крутиться надо, всё успевать.

 

Бояться нечего

 

- Нет ли страха перед печкой? – уточняю у своего визави.

 

 - Бояться нечего. Это только, на первый взгляд, кажется, что опасно. Но мы опытные, не допустим аварийной ситуации. Вот новички боятся, но со временем это проходит. Ещё хочу сказать, что всё познаётся в сравнении. У нас процесс плавления автоматизирован и безопасен. По сравнению, например, с Китаем – небо и земля. В Поднебесной рабочие вручную надставляют сегменты кожуха по мере плавления и загрузки материала. Женщина сидит, электроды вручную поднимает и опускает, как на пианино играет, а мужчина печку «наращивает». Ванна у них узкая, примерно в два обхвата. Опасная технология, зато корки мало, получают чистый периклаз. Но человек должен быть просто виртуозом. У нас раньше вторая печь была с узкой ванной, как у китайцев, хотя была автоматизирована. Но её переделали.

 

В ожидании нового

 

- Не обидно дипломированному специалисту ходить в плавильщиках?

 

- Должности мне предлагают в других подразделениях. Но не хотелось бы в зарплате терять. У меня ипотека, надо выплачивать. Да и работа моя мне нравится, с плавильными печками сроднился уже. Конечно, если постоянно одно и то же делать, скучно становится, надо расти, развиваться. Вот мой брат Марат, младше меня на пять лет, уже делает карьеру. Он шахтёр, учится в горной академии Екатеринбурга на маркшейдера и работает заместителем начальника участка на шахте «Магнезитовая». Ему тоже его работа нравится.

На смену, как на праздник идём, и это не просто слова. Если будем недовольны тем, что делаем, как тогда жить? Работу любить надо. Это ведь хлеб наш. На ногах твёрдо стоим и

вперёд уверенно смотрим.

Вот сейчас ждём, когда новый Комплекс по производству плавленого периклаза построят. Надеюсь, предложат поработать плавильщиком на новых печах. Там будет немного другая технология, и мне это интересно. Нрав у печек другой будет. А там посмотрим, может быть, и от повышения не откажусь, если предложат, когда весь процесс узнаю изнутри.

 

 

Мастера «пожать»

 

Евгений поддерживает себя в форме, занимаясь силовыми упражнениями. И это у него серьёзно, на уровне профессионала. В жиме штанги лёжа он преодолел планку в 155 килограммов, что соответствует результату кандидата в мастера спорта. Но, как выражается Евгений, его цель – «мастера пожать», чтобы участвовать в серьёзных чемпионатах. До мастера в этом виде спорта в весовой категории до 100 килограммов остались два стальных «блина» по 3,5 кило (всего 7 кг). Но можно и сбросить три килограмма из своих 93-х и перейти в более лёгкую весовую категорию – до 90 кг. В ней жим 155-килограммовой штанги – уже мастерский результат. Но тогда и тяжести будет поднимать труднее, суставы ослабеют от обезвоживания. Так что наш спортсмен выбирает тактику постепенного наращивания усилий без потери собственной мышечной массы и не пропускает занятия под присмотром тренера.

 

- Всё успеваю, – улыбается Евгений. – Жениться только не успел. Не получатся пока. Но у меня всё ещё впереди.

 

Благодарим за фото  Василия Максимова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться на Facebook
Please reload