Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Двигаться вперёд

Это родительское напутствие Андриан Кочу считает своим жизненным кредо. Только вместо подневольного «надо» он предпочитает слово «хочу», окрашенное свободой и радостью от происходящего.

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

 

Андриан Кочу

 

Специалист по службе огнеупоров в цветной металлургии управления инжиниринга, проектов и производства работ Группы Магнезит.

 

Он работает на Саткинской производственной площадке 8 лет, из них первая пятилетка прошла в «Магнезит Монтаж Сервис» (ММС), а последние три года – в инжиниринговой службе. В 2011 году, окончив Саткинский горно-керамический колледж по специальности «Монтаж и техническая эксплуатация промышленного оборудования по отраслям», он был призван в армию. После демобилизации поступил слесарем-ремонтником в ММС. Без отрыва от производства окончил заочное отделение Южно-Уральского государственного университета по специальности «Технологические машины и оборудование». В инжиниринге начинал специалистом по производству работ, в настоящей должности – два года.

В 2019 году за безупречный труд и в связи с профессиональным праздником – Днем металлурга отмечен благодарственным письмом Саткинского муниципального района.

 

Бригада

 

Первые пять лет трудовой биографии Андриана связаны с сервисной службой предприятия «Магнезит Монтаж Сервис», где он изучил на практике множество различных агрегатов. И это было интересное продвижение в область познания «живой» механики.

 

- Мы и «Магнезит» обслуживали, и постоянно ездили в командировки – на ремонт тепловых агрегатов и другого оборудования: вращающихся печей, мельниц, дробилок, грохотов и многого другого. География была – вся Россия, – рассказывает Андриан. – Казалось бы, впервые видишь агрегат и не знаешь, как к нему подступиться. Можно растеряться. Но когда ты молодой, у тебя есть интерес, азарт. Особенно когда после учёбы идёшь на производство, огонёк горит, хочется сравнить, узнать, расходится ли теория с практикой. А когда есть интерес, ничего страшного в познании нового нет. Но пока не увидишь, не поймёшь так глубоко, как надо. До самого дотошного понимания натаскиваешься с теми, кто работал подольше, перенимаешь опыт в деталях, в мелочах, которые очень важны. Со временем, когда уже по второму кругу пойдёшь, понимаешь, что процесс работы на различных объектах не меняется, ведь оборудование везде аналогичное. А работа либо сложнее, либо проще, зависит от неисправности.

 

Важнее другое. Монтажные работы - опасные. Может что-то прилететь, упасть, можно обжечься, удариться, ведь работа связана с резкой металла, сваркой, с высотой. Надо быть очень внимательным и слушать советы старших. Опытный бригадир всегда акцентируют внимание на мерах безопасности. Не раз слышал отеческий совет: работа работой, но у тебя семья. За эту науку я благодарен. Когда конечный результат зависит от каждого, стараешься не подвести, и отношения в коллективе становятся дружескими. Ты здесь и винтик, и опорный стержень.

 

От опыта – к теории

 

- Когда заочно окончил вуз, ушёл в отпуск, и через небольшой промежуток времени получил приглашение на собеседование в инжиниринг, – продолжает Андриан. – Сходил, и меня взяли специалистом по производству работ. Если в ММС делали всегда одно и то же, и специфика была одна – сборка, разборка, пуско-наладка, то в инжиниринге работа кардинально изменилась. Делали проекты производства работ (ППР), при этом приходилось иметь дело с документами, с чертежами, с технической литературой. А по командировкам всё так же ездили, чтобы все нюансы непосредственно на объекте оценивать.

 

И вот тут-то мой прежний опыт мне пригодился. Когда делаешь ППР, надо, во-первых, опираться на различные госты, стандарты, которые часто меняются. Это теория в чистом виде. Но есть и практическая часть, а точнее описательная, которая требует знания правил безопасности. На каждом объекте свои «подводные камни», и их легче увидеть, имея опыт и зная специфику работы. Совершенно новым было и общение. Надо было уметь контактировать с руководством, как на стадии обсуждения проекта, так и на стадии его согласования.

 

Специалист по цветмету

 

Новый поворот в движении случился для Андриана Кочу более двух лет назад, когда в инжиниринговой службе его перевели на должность специалиста по службе огнеупоров в цветной металлургии, где он занимается проектами футеровки. С того момента ему предстояло изучить множество тепловых агрегатов, абсолютно разных. Мало было знать их устройство, все их неровности и извилины, требовалось знание технологии, понимание, насколько агрессивна та или иная зона агрегата, чтобы правильно подбирать огнеупоры не только по форме, но и по «содержанию» (составу).

 

- У инжиниринга большой спектр работ, – говорит специалист по цветмету. – Наша компания предоставляет полный комплекс услуг. К примеру, поставили металлурги на своём предприятии новые конвертеры. Пришло от них техническое задание. Мы подобрали огнеупоры, разработали проект футеровки. После этого бригада каменщиков футерует агрегат. А мы, представители подрядной организации, едем на на шеф-надзор, наблюдаем за правильностью кладки, чтоб не было отклонений от проекта. Если заказчики дали некорректные данные, мы тут же на месте предлагаем решение, вносим изменения в проект.

 

Разновидностей агрегатов много, в зависимости от технологии. Это конвертеры, анодные печи, печи «Аусмелт», рудотермические печи, вельц-печи, печь Ванюкова и многое другое. Проекты футеровки этих агрегатов тоже разные. Но тут надо понимать, что любая печь – это, прежде всего, металлоконструкция. Чтобы лучше представлять устройство агрегатов и специфику работы, ездил на места. Проект внутренней футеровки – это работа с информацией. Есть классификатор огнеупоров, есть перечни. Моя часть работы – подобрать необходимые марки огнеупоров. После чего проектный отдел выполняет чертёж. 

 

Испытать и проверить

 

- Есть ещё одна область нашей деятельности – испытания опытно-промышленных партий огнеупоров, – продолжает специалист. – Приходит письмо-вызов. Едем. Нам говорят: мы хотели бы увеличить срок службы футеровки агрегата. Далее ведётся диалог. Мы предлагаем свою продукцию – испытать в интересующей их зоне. Если огнеупор проявит себя лучше, чем предыдущий аналог, то последует заказ. Заказчики постоянно хотят более стойкие материалы, чтобы реже останавливать агрегаты.

 

Занимаемся разрешением спорных ситуаций. Например, выясняем причину опережающего износа футеровки или помогаем заказчику в решении каких-то текущих проблем. Приезжаем, анализируем, предлагаем эффективное решение. Эта практика стала хорошей, интересной школой для меня. Ведь надо уметь правильно выстроить аргументацию, грамотно вести диалог, уметь держаться.

 

Семейные ценности

 

Будучи молодым человеком, а ему нет ещё и двадцати восьми, Андриан относится к категории людей «старой формации», у которых главными ценностями являются семейные.

 

- Склоняюсь к старым устоям, жизнь свою мыслю по-простому: чтобы заработок был, чтоб семью обеспечивать, – говорит Андриан – Что жена, что я, начинали с нуля, не хотели, чтобы наш ребёнок на съёмной квартире жил. Решили, что сначала фундамент создадим, решим проблемы с жильём, а потом уже - дети. Сейчас жена учится, получает высшее образование, а как только диплом получит, можно будет думать о продолжении рода.

 

Развиваться, открывать что-то новое мне интересно, важно двигаться дальше, чего-то добиться. Это нормальные амбиции. Есть мысль в магистратуру пойти. А хобби у меня нет, разве что рыбалка. Но это, скорее всего, не увлечение, а возможность поставить на паузу. Это у всех мужиков хитрость такая. Мы ведь на речку не за рыбой идём, а за возможностью побыть в одиночестве, посидеть в тишине, подумать о том, о сём. И дальше двинуться.

 

Мама мне всегда говорила: надо двигаться. Она всю жизнь была токарем, работала в этой профессии до 63 лет. Всю жизнь простояла на ногах, но шла вперёд. Выучить меня, в люди вывести – вот такое было у неё направление движения. Мама у меня несгибаемая. За это очень ценю и уважаю её. И стараюсь делать всё так, чтоб она могла мной гордиться и не сомневалась, что всегда буду ей опорой.

 

Благодарим за фото Елену Никитину

 

Поделиться на Facebook
Please reload