Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Доктор технических «организмов»

Евгения Лапкова в шутку называет себя «доктором», который лечит «технические организмы» – различное котельное оборудование в теплосиловом цехе. По словам коллег, ей нет равных в знании всех тонкостей и нюансов работы котлов и умении «ставить диагноз» – определять причины неисправностей.

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

 

Евгения Лапкова

 

Инженер-наладчик теплосилового цеха  «Магнезита»

 

Трудовой путь начинала в 1976 году – конструктором на Бийском котельном заводе, куда была распределена после окончания теплоэнергетического факультета Томского политехнического института имени Кирова (по специальности «Котлостроение»). Вскоре, вернувшись на малую родину, была принята инженером по технической инспекции в трест «Сатка-Межрайгаз». В 1981 году поступила инженером-конструктором в проектный отдел Саткинского филиала Восточного института огнеупоров (Екатеринбург). В 1992 году после закрытия отдела поступила оператором котельной в ТСЦ на «Магнезит». В качестве инженера-наладчика работает с 1993 года. Несколько лет преподавала на вечернем отделении ЮУрГУ предмет «Водопотребление и водоотведение» и «Операторы котельных установок» – в учебном центре «Магнезита».

Вырастила дочь, помогает воспитывать внука.

 

Неженская территория

 

Котельное хозяйство – особая «епархия» в силу взрывного характера его главных элементов – разного рода котлов. Котёл – это природный газ, это пар под давлением, это сложная взаимосвязанная система, своего рода железный «организм». Считается, что подобная техника – мужская территория, и женщине там нечего делать. А вот и нет. Инженер-наладчик Евгения Лапкова на этой «неженской» территории чувствует себя, как в своих санях. Она со знанием дела обследует оборудование, определяет неисправности и готовит дефектные ведомости, с которыми работают ремонтники. В ее ведении – котельные трёх участков теплосилового цеха, которые оснащены десятью газовыми котлами.

 

Порядок работы с котлами един. Вначале – обследование, ревизия, затем – ремонт и наладка. После следуют гидравлические и теплотехнические испытания, в ходе которых котёл готовится к режимно-наладочным работам. Котлы проверяют под разной нагрузкой и определяют оптимальное соотношение подачи газа и воздуха на горение. По итогам испытаний инженер-наладчик готовит теплотехнический отчёт и отправляет его на проверку в специализированную организацию. После этого участок ТСЦ получает режимную карту, по которой работают операторы котельной.

 

- В наше время мою работу чаще всего выполняют специализированные организации, с которыми заключается краткосрочный договор подряда, – говорит Евгения Андреевна. – А я занимаюсь котлами не периодически, а круглый год, они всегда у меня под наблюдением. 

 

Занимательная техника

 

- Когда с операторами разговариваю, я им про котлы и про неисправности рассказываю в занимательной форме, – признаётся Евгения Андреевна. – Котёл – это как бы организм. Только не живой, биологический, а технический. Он получает питание – топливо (в нашем случае это горючий газ и воздух). Водичка ему тоже нужна, он «пьёт». Но вода особая, химически очищенная. Котёл выделяет тепловую энергию в виде пара. Если ему не дать питание, он и тепло не даст. Так и человек, если не поест, у него сил не будет для работы. Живой организм выводит наружу вредные и неусвоенные вещества. Котёл в процессе работы тоже должен очищаться. У него есть сосуды – трубная система. Когда они забиваются, надо чистить их от солей кальция и магния, растворённых в воде, и шлама (илистого осадка). Для этого у котла есть дренажные системы с непрерывной и периодической продувкой.

 

Чтобы технический организм исправно работал, нужны «доктора». В медицине есть терапевт, а есть узкие специалисты. Так и при лечении технического организма есть «доктора» по электрической, газовой и механической части, по приборам и программированию. А ещё есть практикующие «хирурги» – сварщики и монтажники «Магнезит Монтаж Сервис». Мне, в отличие от терапевта, приходится знать все тонкости устройства технического организма. Это мне интересно. Часто разговариваю с людьми, узкими специалистами, задаю вопросы. По правде говоря, если мозг не питается новой информацией, мне не по себе. А ещё к слову, со студентами я таких вольностей в трактовке работы котлов не допускала. Там было всё на полном серьёзе.

 

Вместо атома – на пар

 

А ведь когда-то юная Женя Лапкова мечтала стать атомщиком, поступала в институт на атомную энергетику. В те годы эта специальность была престижной и имела некий налёт романтики. Стерильно-чистые залы атомных электростанций, у пультов – люди в белых халатах. Подала Женя документы в Томский политехнический институт, успешно сдала экзамены, но не увидела себя в списках поступивших. А в деканате ей объяснили, что в атомщики берут только мужчин, а её зачислили в теплоэнергетики и пароэнергостроители. Словом, достались ей вместо атомного реактора энергетические котлы, которые работают на газе, мазуте и твёрдом топливе.

 

А после института Евгения протоптала множество троп и дорожек, которые прямо или в обход вели к её теперешней специальности. Вначале по распределению попала в Бийск на завод по производству котлов. Потом пришлось переехать в Сатку, за больным папой надо было ухаживать. На «Запорожце» ездила, сад, огород и гараж на себе тянула, распрощавшись с супругом, дочку растила. Работая в тресте «Сатка-Межрайгаз», инспектировала газовое хозяйство в городах горнозаводского края – Сатке, Юрюзани, Катав-Ивановске, Аше. С газом плотно поработала. Потом инженером-конструктором в ВостИО проектировала инженерные сети теплового, газового и водоснабжения для «Магнезита». После закрытия отдела начинала с нуля – простым оператором котельной в ТСЦ. Но через год её знания и опыт были востребованы, с этого момента она – инженер-наладчик.

 

- Почему меня взяли на это место? – задаётся вопросом моя собеседница и тут же на него отвечает. – Здесь ведь надо практику иметь, помимо теории. Чертежи я знала, в газовом хозяйстве разбиралась. Дальше – новый опыт в ходе работы. А по ситуации уже и мозги включаешь. Давали возможность обучаться. Ездила на повышение квалификации в Москву в Центральный межведомственный институт повышения квалификации руководителей, работников и специалистов по курсу «Новые технологии и оборудование в теплоснабжении». Пятница в советское время была библиотечным днём. Разрешали ездить по наладочным организациям. Возникали вопросы, и давали командировку. При социализме было проще.

 

А работалось легко. Отправляли за котлами в Дорогобуж Смоленской области на котельный завод. Там работали мои бывшие однокурсники, было проще заказывать котлы, получать чертежи. Ездить за котлами ДЕ на завод в Бийск тоже было легко, ведь это моё бывшее рабочее место. В Белгород ездила за котлами-утилизаторами. При мне всё менялось, ремонтировали котлы ПТВМ, получали КВГМ и ДЕ, всё это было внове.

 

Повезло с командой

 

- Мне очень повезло с командой, – признаётся Евгения Андреевна. – Ведь работа наладчика заключается не только в моём видении. В процессе наладки всё надо довести до ума. Я очень благодарна всем службам, которые вместе со мной делают одно общее дело: киповцам, электрикам, слесарям. Очень уважаю службу центра автоматизированных систем и информационных технологий. Они никогда не отказываются совместно поработать. Приборы проверят. Если исполнительный механизм отказал, найдут причину, исправят. Электрики тоже нужны. Они отвечают за исправность насосов, электродвигателей, которые их в движение приводят. Помогают во всём. Операторы – тоже молодцы. Следят, чтоб не было аварий. Но такого не было, чтоб всё отказало, не довожу оборудование до аварийной ситуации. С руководителями у нас тоже полная гармония. Если надо что-то закупить, поменять, нахожу чертежи, чтоб не было ошибки, и заказывают всё необходимое.

 

Слесари – это мои руки, очень сильно мне помогают. К примеру, горелочное устройство надо открыть. Иду к ним. Бывает, что им не хочется этого делать. А надо, чтоб топку посмотреть, взрывной клапан проверить. Но всё же открывают, куда от меня денешься. Но на всякий случай говорю: ругайте меня, если я не права. В иных случаях причину неполадки надо найти методом исключения, когда отрицательный результат – тоже результат. Но такого ещё не было, чтоб открыли, а там всё нормально. Всё делается не зря. Когда-то давно был анекдотичный случай. Делаю анализы на котле, а по результату всё время недожёг. Ребята, говорю: вскройте газоход. Они мне: не будем, там всё приварено. После некоторого препирательства вскрыли всё-таки, а там – доска-сороковка, которую сторонние подрядчики в процессе монтажа забыли.

 

Благодарим за фото Василия Максимова

 

 

Поделиться на Facebook
Please reload