Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Не стой, не бойся, не молчи!

Таков жизненный девиз и рецепт душевной молодости заслуженного ветерана «Магнезита» Ольги Васильевны Тараниной.

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

Ольга Васильевна Таранина

Заслуженный ветеран «Магнезита», победитель социалистического соревнования нескольких пятилеток, ударник коммунистического труда, её имя занесено в Книгу трудовой славы предприятия.

 

Награждена орденами Ленина, Октябрьской революции и Трудового Красного Знамени, медалями «Ветеран труда» и «Заслуженный ветеран «Магнезита», юбилейной медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», памятным нагрудным знаком «250 лет Сатке», областной премией «Общественное признание», многочисленными почётными грамотами и благодарностями. Трудовой путь длиной в 52 года начала в возрасте 13 лет разнорабочей в ОКС «Магнезита». В 14 лет её приняли сортировщицей огнеупорных изделий в сушильно-печной цех. где она работала до самой пенсии и ещё пять лет сверх того. Затем -  на вспомогательной должности в горкоме. В настоящее время – председатель совета ветеранов ЦМИ-2, член президиума районного совета ветеранов, активист общественной организации детей погибших защитников Отечества «Память сердца». Воспитала четверых детей, имеет шесть внуков и шесть правнуков.

 

Пятилетку – за три года

 

Сведения о работе занимают в трудовой книжке Ольги Васильевны Тараниной всего пару строк, а список её наград – орденов, медалей, грамот, благодарностей – растянулся на много страниц, так что книжки не хватило, в неё вшиты вкладыши. А всё потому, что простояв полвека на одном месте, она никогда не простаивала. И порожняком не ходила. За полвека, если посчитать, перегрузила вручную почти 50 тысяч тонн огнеупорных изделий. В отделе кадров посчитали: товарные вагоны с её изделиями выстроились бы от комбината «Магнезит» до Москвы.

 

- Отец у меня на войне погиб, а у матери осталось нас шесть девчат, – говорит Ольга Васильевна. – Я – с 34-го года. В войну всё по нянькам, коров пасла. Всего 7 классов окончила, даже экзамены не сдавала. В 13 лет мой дядя, столяр и плотник, попросил, чтобы меня взяли разнорабочей на строительство ДК «Магнезит». Он тогда относился к ОКС – отделу капитального строительства комбината. Когда прихожу во Дворец, сажусь на 5-6 ряд и смотрю на большую люстру, любуюсь и вспоминаю. Тогда от неё на сцену была протянута навесная дорожка. Идёшь по ней, а она качается, как панцирная сетка. Таскали по ней стройматериалы. Высоко, конечно, страшновато, а надо. Эту люстру ленинградские скульпторы устанавливали, больше двух месяцев на ней сидели. А раствор мы туда подавали ровный, чистенький, как сметана. Под конец смены носилки водой вымоем, чтоб ни комочка, ни камушка.

 

В 1949 году стала ходить в отдел кадров, чтоб устроиться на завод. Было мне 14 лет и 6 месяцев. Мне начальник отдела кадров Дружков говорит: девочка не ходи, тебя никто не возьмёт. А маме кто-то подсказал: иди в военкомат, Там написали резолюцию: принять без отклонений. И взяли. Директором был Панарин. Работа, говорит, тяжёлая. Справишься? Справлюсь.

 

В шесть утра 8 июня 1949 года вышла в сушильно-печной цех на старый завод сортировщиком огнеупорных изделий. Снимали с вагонов продукцию на экспорт. Ни заусенца, ни трещинки не должно быть. На старой площадке рукавицы от жара горели. А на новой площадке в ЦМИ-2 (там я с 1968-го) и того жарче. Снимали изделия с вагонов на железные поддоны с перевязкой. В пакете – 300 штук. Завяжем, подъезжает кран, и отвозит. А мы кладём другой пакет. Вагоны из туннельных печей красные-прекрасные выходили, выстилка раскалённая. На руках – по три пары рукавиц, на ногах – валенки, обшитые железом. Хватало этого железа на четыре смены, а рукавиц за рабочий день 8-10 пар изнашивали. Пальцы у сортировщиц были, как у курильщиков, рыжие, а ногти не росли, ломались.

 

За смену по норме 27,5 тонн надо переложить, за это я бы зарабатывала 120-130 рублей в месяц. Но что это за деньги! Ведь уже дети пошли. В среднем, я перевыполняла план раза в полтора. Была ударником 9-10 пятилеток, выполняла их за три с половиной года. Нужда заставляла. И муж работал. Но и этого было маловато. Детей-то – четвёрка. Если что-то новое берём старшему ребёнку, подрастёт, и другому вещь переходит. Но всё успевала. Ни один субботник не пропускала. В школьном родительском комитете состояла. И белили, и красили классы. А с детьми мне мама помогала, спасибо ей.

 

Аллея славы

 

При таких темпах работы награды едва успевали догонять Ольгу Васильевну. В 1964 году – первая государственная награда, орден Трудового Красного знамени. В 1971 году – орден Ленина (тогда же и «Магнезит был удостоен этой награды). Орден Октябрьской революции был вручён в 1981 году. Само собой, она победитель социалистического соревнования нескольких пятилеток и ударник коммунистического труда. Были такие звания в советское время. А грамот и поощрений у неё около семи десятков. Точно не считано. К наградам прилагались поощрительные путёвки и туристические поездки. Где только она не была. В Германии, в Карловых Варах, в Сочи, в Байрам-Али, что в Туркмении, а на курорте Янгантау – три раза.

 

- В 1979 году на День металлурга ездила в Москву в ЦК КПСС. Были там три дня, посетили ВДНХ. Помню, не хотела ехать, сынок был маленький, – вспоминает заслуженный ветеран. – Но меня уговорили: да когда вы ещё поедете. На ВДНХ пошли по аллее славы чёрной металлургии. Конца и края ей нет, всё лица и лица на портретах. Сопровождающая Фаина Александровна Колесник и говорит: посмотри вон туда. Смотрю, а там мой портрет висит. Большой, примерно 90 на 45. И место работы указано: комбинат «Магнезит».

 

После этого дали выбор, куда ехать на отдых. Я хотела в Прибалтику, откуда корни. Моя мама эстонка, оттуда родом. Но одна женщина, обмотчица из Волгограда, говорит: давайте на Северный Кавказ. И я её поддержала. По местам Лермонтова ходили. Какая там природа! По одну сторону – водопад и по другую – водопад. Всходили на гору Бештау, 3, 5 тысяч метров над уровнем моря, у подножия которой поэта убили на дуэли. Вышли рано и к вечеру поднялись на вершину. Помню, как солнце на следующее утро всходило, разливалось по скалам, красотища!

 

Таня, учись!

 

- Одно время хотела уйти в кондукторы. Да куда там! – продолжает собеседница. – Всю жизнь, кроме кирпича, ничего в руках не было. Так и осталась на сортировке. Когда подошла пенсия, дочка Татьяна ещё училась в МГУ, поэтому решила остаться на работе. Хоть у дочери всегда стипендия была, она с красным дипломом институт окончила, но помочь надо. В 84-м стала пенсионеркой, а в 89-м рассчиталась. Да и то люди надоумили. Хватит тебе, говорят, кирпичи таскать, приходи в партком работать. А там – с 8.00 до 13.00. Курорт. Тут звонит дочь: в аспирантуру предлагают поступать. Таня, говорю, учись! Аспирантуру она окончила в КОМИ ССР в Сыктывкаре. Защитила «кандидатскую» и три года работала в академии наук. А потом коллеги с Урала её приметили и пригласили в Челябинск. Теперь преподаёт в ЮУрГУ, а по специальности – геолог.

 

Всего две дочери у меня и два сына. Но одного схоронила в 55 лет, рак горла. Старшая дочка Вера окончила техникум на экономиста-бухгалтера, работала в военкомате и Госстрахе, а потом 28 лет – контролёром в ЦМИ-2. Сын Алексей отслужил в десантных войсках, два училища окончил, работает в частном предприятии на кране и другой технике. А ещё шесть внуков и шесть правнуков у меня, все в люди вышли, все при деле.

 

Есть такой завод

 

История о том, как Ольга Таранина попала в Сатку, одним точным штрихом рисует становление «Магнезита» и городского социума в годы репрессий: пополнение предприятия крепким, работящим костяком, снос «колючки», изначально отделявшей место поселения ссыльных, и полное стирание граней и различий между местными и прибывшими на Урал в охраняемых вагонах. Всё это происходило задолго до смерти Сталина и официальной реабилитации репрессированных.

 

- Жили мы в селе Ашаково Ясиноватского района Калининской (ныне Тверской) области, – рассказывает Ольга Васильевна. – От Москвы поездом половину суток надо ехать. Село богатое было, но остались от него рожки да ножки, немец в оккупацию всё под метёлку подобрал. Родители мои поженились в 1929 году и стали строиться, дом на 12 окон заложили. В 1939-м папу взяли на финскую войну. Он попал раненый в госпиталь, пролежал шесть месяцев. Сказал: не пишите, выпишут не скоро. Когда вернулся, наших родственников репрессировали и репатриировали на Урал. Приходит от них письмо: есть такой завод «Магнезит» в Сатке, есть Соломитный и Трудпосёлок, внизу – река, а завод рядом. Требуются рабочие. Это был октябрь 1940 года. Нас у родителей пятеро, шестым мама беременна была. Вот и решил отец подзаработать немного. Переехали в Сатку, и он пошёл на завод. Выгрузчиком в транспортный цех устроился. Потом мастером поставили. Уголь выгружали. Помню, приходили вагоны с углём из Донбасса. Он был, как серебро, блестящий, настоящий антрацит.

 

В марте 1941 года мама родила девочку. Хотели в августе того же года уехать обратно, дом достраивать, но началась война. Папу забрали на фронт, а мы остались здесь. Помню, как провожали его, бежали вдоль железнодорожного полотна за товарняком. Отец успел крикнуть маме: береги девчонок, мы скоро вернёмся. Но не вернулся, без вести пропал, где погиб, не знаем, Куда только не посылали запросы. В последнем письме папа написал: Нас везут на Кингисепп. Наверное, там, где-то в родных местах и сложил голову. А мы так и остались жить в Сатке. Мама на Соломитке в садик утроилась. Дали работу – убираться у директора. Его секретарь Манзюк сочувствовал маме: какая вы красавица, какие у вас косы густые, замуж бы вам. А она в ответ: нет, у меня шесть девок. Всегда говорила так. Хотя две мои сестры умерли от болезней в 1945-м. Одна – от скарлатины, не дожив до Победы двух месяцев, а другая, семи лет от роду, от дизентерии. Её не стало через три дня после Победы.

 

Сейчас нас осталось три сестры. Младшая в Кирове. Старшая – в городе Сланцы Ленинградской области (это на границе с Эстонией). Считай, на малой родине. Тоже долго работала на «Магнезите». Родня большая, на мой юбилей 40 мест в кафе заказывали. Поздравили все: и «Магнезит», и цех родной, и районный совет ветеранов. У кого время позволяло, приехали. Сестра из Кирова была и племянники. Старшая сестра (ей 89 лет) не смогла: операцию на сердце сделали. Но, надеюсь, увидимся. Наши предки – долгожители, и нам надо на них равняться. Бабушка с дедушкой дожили до 105 лет, но умерли не от старости. Погибли в один миг от удара молнией. Шли по дороге, и гроза разыгралась. Было у них пять сыновей, и все они погибли на Тихом океане в Великую Отечественную войну, а их сестра при пожаре угорела. До наших дней дожила одна моя племянница, сейчас ей тоже 85, как и мне.

 

История дома

 

- В нашем недостроенном доме всю войну квартировало гестапо, – делится воспоминаниями Ольга Васильевна. – Мы потом об этом узнали. Бабушка с дедом там оставалась. Немцы им поставили условие: будете жить в пристрое, готовить, стирать, гулять будете, но без разрешения не выйдете. Так они их не тронули благодаря дому. И даже вещи, что на чердаке хранились, целыми остались. Только старинный патефон гестаповцы вытащили, веселились под него.

 

Прошло время. В 1947 году маму в Саткинский военкомат вызывают: вас приглашают в Калининский район. Она пошла к директору, попросила, чтоб с ней отпустили дочь. Дорогу им военкомат оплатил. И на поезд посадили, и на месте встретили на двух лошадях. По дороге они думали-гадали, зачем их вызвали. Если бабушка с дедушкой умерли, так телеграмма бы пришла. Если папа из плена вернулся, так домой бы приехал. А в исполкоме маму спрашивают: вернётесь в свой дом? Нет, отвечает, в Сатке остаёмся, нам ещё в 43-м году дали комнату в бараке двухэтажном. Ну, говорят, тогда мы ваш дом выкупаем под поселковый совет. Дали пять тысяч рублей, что по тем временам были большие деньги, и два мешка американских вещей. Такие вещи были, всем на зависть. И пальто, и платья, и обувь хорошая. Говорили: вон девки Поповы пошли, нарядные какие. Так что по совести всё было сделано. Нет обиды на государство. Даже облигации госзайма у меня все до одной погашены. Когда закончилась война, государство занимало у населения деньги на восстановление народного хозяйства. И мы помогли, и государство в долгу не осталось. По последней облигации в 400 рублей со мной рассчитались незадолго до распада СССР, когда Рыжков в политбюро был.

 

Не могу иначе

 

Есть у Ольги Васильевны награда, которая отражает самые яркие черты её характера – живость, беспокойство, неравнодушие к чужим проблемам. Это премия «Общественное признание», полученная в 1985 году. Всегда она принимала близко к сердцу чьи-то чаяния, и словом, и делом старалась помочь людям. И в качестве председателя совета ветеранов ЦМИ-2, и будучи членом районного совета ветеранов, где уже 30 лет состоит в президиуме.

 

- Мне легко живётся, ведь нахожусь в кругу людей, всегда при деле, – делится Ольга Васильевна. – Если мои подопечные трубку не берут, идём к ним домой, ведь надо доводить до сведения информацию о получении подарков и премий от цеха «Ветеран», в общественную жизнь их вовлекать. И в районном Совете ветеранов мне интересно. Люди звонят, просят помочь проблемы решить. Вот очередная беда на повестке дня: женщина с онкологией не может попасть к врачу. То, говорят, ещё рано, а через 10 минут талончиков уже нет. Будем добиваться порядка. Не люблю молчать, если такое происходит. На заседаниях Совета могу и покритиковать, и правду сказать. Критика полезна, она исправляет ситуацию, да и человека. Очень уважаю и люблю строгих, но справедливых людей. На «Магнезите» таких много.

 

Благодарим за фото Василия Максимова

Поделиться на Facebook
Please reload