Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Исключить факторы влияния

Для специалиста по службе огнеупоров в сталеплавильном производстве Артёма Уздяева исключение негативных факторов, влияющих на результат работы, означает личное участие в реализации проектов и полный контроль ситуации.

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

 

Артём Игоревич Уздяев

Специалист по службе огнеупоров в сталеплавильном производстве управления инжиниринга, проектов и производства работ Группы Магнезита.

 

В это подразделение поступил в 2013 году, окончив ЮУрГУ и магистратуру УрФУ по специальности «Химическая технология тугоплавких неметаллических силикатных материалов». Летом 2019 года за многолетний добросовестный труд и в связи с профессиональным праздником – Днем металлурга – награждён Почетной грамотой Саткинского муниципального района. Увлечения: горные лыжи, сноуборд, автомобили.

 

Пойти в рост

 

Квалифицированных специалистов на «Магнезите» растят, используя многогранный инструментарий. Новичков с вузовской скамьи передают в руки опытных наставников, подтягивают теорию в центре обучения и развития персонала или на курсах повышения квалификации. В некоторых случаях с целью получения практических навыков предлагают начать карьеру с рабочей профессии, а в дальнейшем постепенно пускают в рост. Артём Уздяев в последний пункт этой матрицы не вписался. Сразу после получения диплома он попал в инжиниринговую службу предприятия, где от специалиста требуется огромный багаж теории и практики. И сразу почувствовал контраст между полученными знаниями и предъявляемыми к нему требованиями.

 

- Институтские знания направлены в сторону свойств огнеупоров, а в нашей работе требуется несколько иное, – говорит Артём Уздяев. – В частности, для специалиста инжиниринга нашего направления очень важно знание технологии металлургического производства, а этому студентов, изучающих химию огнеупоров, в институте не учат. Вот так приедешь на предприятие с красным дипломом в кармане и не поймёшь, отчего изнашивается футеровка. И тут без помощи более опытных коллег – никак.

 

Начинал я в компании со старшими товарищами – Иваном Аношкиным (он сейчас менеджер в Магнитогорском представительстве) и Максимом Иванцовым (его, к сожалению, уже нет). Хорошо запомнилась первая командировка в Пермь, на завод «Камасталь». Там впервые увидел металлургическое производство, как оно есть, не на картинках. Футеровали стальковш формованными огнеупорными изделиями, произведёнными в департаменте по производству изделий «Магнезита». Первое впечатление – работа очень грязная. А затем пришло понимание сути дела. Уже тогда мне объяснили, что каждый металлургический агрегат имеет различные зоны, отличающиеся агрессивностью среды, условиями службы футеровки. Поэтому и стойкость огнеупоров, которыми футеруются эти зоны, должна быть разной. К примеру, в шлаковом поясе футеровка должна иметь высокую степень сопротивления химическому износу, а в месте, куда бьёт струя металла, огнеупоры должны сопротивляться абразивному износу. Изделия подбираются так, чтобы добиться их равной стойкости. 

 

В первой командировке Максим Иванцов предложил мне сложить кольцо. Условно, сталеплавильный агрегат – стальковш, вакууматор, промежуточный ковш – это стакан. Он футеруется горизонтальными кольцами, которые выкладывают друг на друга. Каждое кольцо замыкается клиновидным замковым изделием. Когда остаётся небольшой зазор меньше целого изделия, берётся обычный огнеупор и выпиливается в виде клина нужного размера на отрезном станке. Такое изделие и называется замковым. Некоторые, наиболее ответственные элементы агрегатов подвергаются стендовой сборке на «Магнезите». Это делается, чтобы подогнать изделия с большой точностью. Возьмём, к примеру, патрубки вакууматоров (их два: выпускной и всасывающий). Сам вакууматор метра три в диаметре, а патрубки в разы меньше. Если в процессе кладки швы не будут плотно стыковаться, металл пройдёт сквозь них и может разрушить дорогостоящую футеровку и металлоконструкции. Но дороже всего обойдётся простой агрегата.

 

- А что с теорией, научной базой? – уточняю у собеседника.

 

- На «Магнезите» есть хорошая библиотека, в которой можно найти книги по технологии. Но в этих учебниках нет новшеств, только основы, условно говоря, заложенные где-то в 60-х годах прошлого века. Новое можно найти в научных журналах. И в этом нам помогает начальник отдела научно-технической информации и рационализации технического управления Ирина Владимировна Панасюк. Мы заполняем анкету, в которой указываем, какие темы нас интересуют, и нам чуть ли не каждый день присылают на электронную почту нужную информацию. И в командировках читаем, и в выходные. Всё в телефоне. Но информация усваивается и запоминается, когда нашёл подтверждение своим теоретическим предположениям, полученным на практике.

 

В одной связке

 

- Работаем совместно с менеджерами «Магнезита», которые курируют предприятия, использующие наши огнеупоры, – продолжает собеседник. – Они получают техническое задание на разработку проекта футеровки и предоставляют нам документацию, в которой излагаются условия эксплуатации агрегата: температурный режим, длительность плавок, химический состав шлака и конструктивные особенности агрегата. Исходя из этого, мы подбираем изделия из существующей номенклатуры – уже разработанные специалистами технического управления. К каждому изделию прилагается нормативно-техническая документация. Одно может иметь высокую механическую прочность, а другое хорошо стоит в агрессивной шлаковой среде.

 

После согласования проекта наступает период испытаний на предприятии. Как правило, в это время вносятся определённые коррективы. Что-то поменялось в производственных условиях, кто-то хотел бы поднять стойкость футеровки (к примеру, не 50 плавок, а 60). Это не значит, что проект кардинально меняется, он корректируется в пределах необходимости. Во время испытаний мы наблюдаем за работой агрегата. Если стойкость огнеупоров не устраивает наших партнёров, берём изделия после службы и отдаём их на исследование в лабораторию материаловедения «Магнезита». Специалисты лаборатории дают нам исчерпывающий отчёт о состоянии огнеупора – структурных и химических изменениях, появлении легкоплавких примесей, пояснения, что и с чем взаимодействовало. После этого подбираем другие огнеупоры и везём их на ресурсные испытания. Как правило, футеруем вместе с исполнителями работ, чтобы исключить какие-то нежелательные факторы влияния, возникающие при некачественно выполненной кладке. Надо, чтобы всё было выполнено строго по проекту. Иногда и своими руками работать приходится, а когда людей много и находиться в зоне работ технически небезопасно, осуществляем контроль.

 

Без трещин в отношениях

 

- В 2017 году на ряде предприятий возникли проблемы с повышенным трещинообразованием футеровки стенок сталеразливочных ковшей, – рассказывает Артём. – Мы проанализировали ситуацию, изучили литературу и разработали три варианта решения, которые можно было применить в зависимости от условий на предприятиях, где были проблемы. Первое: добавлять в изделия плотноспеченный клинкер, произведённый в высокотемпературных шахтных печах на «Магнезите». Второй вариант: замена периклазоуглеродистых изделий на периклазоалюмоуглеродистые. В этом случае в прессовочную массу вводится белый корунд высокой чистоты. В процессе службы огнеупоров происходит вторичное шпинелеобразование (при производстве шпинели в расплав добавляют менее дорогостоящий низкоглинозёмистый корунд). Металл плавится при температуре 1630-1680 градусов, и её достаточно для изменения структуры. А третье решение: снизить в изделиях количество углерода, используя вместо изделий марки ПУк 95-10 марку ПУк 95-5, где первая цифра – содержание магния, а последняя – процентное содержание углерода. Предложили испытать эту схему на одном из предприятий. Пошли на понижение и достигли необходимого эффекта. Снизив содержание углерода, получили снижение теплопроводности. Трещины образуются во время выпуска металла при резких перепадах температур, а когда ковш остывает постепенно, этого не происходит. Но тут есть другая сторона: в шлаковой зоне, чем выше содержание углерода, тем выше устойчивость к разрушению жидким шлаком. Поэтому нужна «золотая середина».

 

Случаются также выезды по претензиям, по проблемам. К примеру, мы гарантируем стойкость футеровки стальковша на 80 плавок, а она простояла 75. По мнению потребителя, виноваты огнеупоры. Но, возможно, были нарушения в эксплуатации. Мы прописываем условия службы огнеупоров, и в случае отклонений от них стойкость изделий может снизиться. Чтобы узнать истину, приходится изучать журналы плавок. В наше время производство осуществляется в автоматическом режиме, и вся работа агрегата отражается в электронных журналах. Существует технико-коммерческое предложение, где прописывается, что потребитель должен предоставить доступ в места, которые дают оценку службы огнеупоров. Разбираем кладку, берём изделия после службы. Проверяем всё: и себя, и их. Чтобы иметь полную картину, почему произошёл износ, и в дальнейшем устранить недочёты.

 

- Важно быть дипломатом при решении подобных проблем?

 

- Дипломатия – одна из основных сторон нашей работы. Приходится общаться со многими людьми по России и по миру – с разными знаниями, с разным статусом. На каждом предприятии есть службы, которые контактируют непосредственно с поставщиками огнеупоров. С ними и ведём переговоры, договариваемся, проблемы решаем.

 

- Много ли времени проводите в разъездах?

 

- Очень много командировок. Некоторые мои коллеги по 200 дней в году и более проводят в разъездах. У меня в прошлом году было 198. География, в основном, Россия и страны СНГ: Белоруссия, Казахстан. На Украину в последнее время попасть непросто и небезопасно. Там есть крупные металлургические предприятия и наши представительства. Огнеупоры им отправляем, а контакты – по телефону.

 

Метод набивания шишек

 

Спортивный стиль жизни для Артёма – не способ поддерживать форму, а, как он признаётся, драйв. В детстве занимался плаванием, и счастьем было чувствовать себя, как рыба в воде. Позже решил подкачаться, стал ходить в тренажёрный зал. А в последнее время увлекся сноубордом. И в каждом случае путь к удовольствию от спорта – это метод проб и ошибок, который не обходится без набивания шишек.

 

- До этого катался на горных лыжах, но доска – это совсем другое. Другая координация, другой способ равновесия. Тут всё намного быстрее. Три года назад решили встать на доски с друзьями. Иван Дацко из технического управления, Кирилл Дьяконов из инжиниринга, Алексей Семёнов из отдела материально-технического снабжения. С Иваном и Алексеем мы однокурсники, учились вместе, а с Кириллом, который присоединился к нам позже, ближайшие коллеги. Купили комплекты «бэушного» снаряжения. Начинали на Малой Запани. Это малый спуск на слаломной горе. Учиться решили сами, без инструкторов, методом проб и ошибок. То есть падений и набивания шишек. Их мы порядочно сначала понабивали. Стало что-то получаться. Потом начали ездить на горнолыжные курорты. И теперь, бывает, падаем, добавляя какое-то новое движение. Не виртуозы, конечно, для этого надо на батутах тренироваться, но на ногах нормально стоим. Чтобы драйв почувствовать, навыков вполне хватает. Ещё разделяю увлечение Ивана Дацко ретро-автомобилями. Первую «копейку» он делал без меня, а недавно мы вскладчину купили «Фольксваген-Джетта» 1986 года выпуска, и теперь вместе его восстанавливаем.

 

Благодарим за фото Василия Максимова

  

Поделиться на Facebook
Please reload