Слесарь инженерной гильдии

Слесарь-электромонтажник Валерий Александрович Кулагин считает, что первая часть в названии его профессии несколько упрощает её значение. Ведь ему и его коллегам приходится выполнять монтаж сложнейших автоматизированных систем, управляющих производственными процессами.

ЗНАКОМЬТЕСЬ Валерий Александрович Кулагин

Слесарь-электромонтажник участка монтажа и наладки средств автоматизации центра автоматизированных систем и информационных технологий (ЦАСиИТ).

В 1977 году с отличием окончил Саткинский горно-керамический техникум по специальности «Горный электромеханик». Проходил учебную практику на ДОФ-2, а преддипломную – на Соколовско-Сарбайском месторождении в Казахстане (город Рудный). После окончания учёбы поехал в город Ковдор Мурманской области. Вскоре был призван в армию, служил в составе группы советских войск в Германии, получил звание сержанта. После демобилизации в 1979 году вернулся в Сатку и поступил слесарем-электромонтажником в лабораторию электроавтоматики ЦЛАМ (центральной лаборатории автоматизации и механизации). В 1984 году в той же специальности был переведён в лабораторию микропроцессорной техники. С 2000 по 2013 год трудился электромонтёром по ремонту электронного оборудования в ЦМП-2 (сегодня — участок №1 департамента по производству порошков), после чего, достигнув пенсионного возраста, вернулся на участок монтажа и наладки средств автоматизации (бывшую лабораторию электроавтоматики). Неоднократно признавался лучшим по профессии, а также победителем социалистического соревнования, имеет многочисленные поощрения от предприятия. В 2019 году занял третье место в областном чемпионате профессионалов «Worldskills» в номинации «Электромонтаж».

С супругой Елизаветой Иосифовной воспитал трёх дочерей. Старшая Ольга работает заместителем главного бухгалтера в дошкольном отделе местной администрации, средняя Елена – экономист, живёт в Санкт-Петербурге, младшая Анастасия – риэлтор, работает в Челябинске.

На вес золота

- Всё делаем сами, своими руками, поэтому и приставка «слесарь» в профессии, – говорит Валерий Александрович. - А самая-то соль – электромонтаж. Каждый электромонтажник у нас – на вес золота, тяжело его воспитать. Надо не только знать и уметь пользоваться разным инструментом, как обычному слесарю или монтажнику, а разбираться в электронных и электрических схемах, знать основы программирования. Да много чего ещё. На весь «Магнезит» нас всего трое: кроме меня, ещё Алексей Борисович Пахомов и Степан Николаевич Куценко. Все мы трудимся в центре автоматизированных систем и информационных технологий (ЦАСиИТ), а перетащил я их из ЦМП-2 (сейчас это участок №1 департамента по производству порошков), где работал до 2013 года. Это, конечно, маловато для такого большого и быстро развивающегося предприятия. Стараемся звать подготовленных, образованных специалистов. В системе профессионального обучения электромонтажников не готовят. Преподаётся одна и та же схема на все случаи жизни. А у нас их – тьма, небо и земля, по сравнению с учебником.

Как слесарь Гоша С автоматизацией производства связан практически весь трудовой путь Валерия Кулагина. В 1982 году, сразу после армии, он пришёл в лабораторию электроавтоматики центральной лаборатории автоматизации и механизации (ЦЛАМ), где была разработана уникальная, не имеющая аналогов автоматика: автосъёмы – автоматические линии по съёму изделий с пресса и их садке на поддоны, садочные манипуляторы – автоматы для садки изделий на печные вагоны и многое другое.

- Коллектив был интересный, все буквально горели на работе, – рассказывает Валерий Кулагин. – В основном, были релейщики – специалисты по релейным системам автоматического управления. Это электрооборудование без электроники, релейные схемы состоят из контактных электромагнитных элементов (реле) и могут быть в двух состояниях – включения и выключения. Всех помню, все перед глазами: электромонтажники Владимир Иванович Лузин, Анатолий Фёдорович Гаёв, релейщики Юрий Николаевич Ведяев, Валерий Евгеньевич Крупин, Василий Маркелович Лаптев, Вадим Салимович Батыршин. Начальником лаборатории был Виталий Афанасьевич Опарин. Был ещё старожил Владимир Трофимович Барыкин, золотые руки и светлая голова. А со мной вместе пришёл Семён Вениаминович Самаркин. Он и подсказал мне, что надо идти в ЦЛАМ, мол, там не соскучишься. И он оказался прав. Чего только не делали, помимо автосъёмов! Типографию перевозили из одного здания в другое, а мы производили демонтаж, монтаж и наладку оборудования. Линию по засолке капусты монтировали, на пивоваренном заводе – линию по выгонке пива. А в подсобном хозяйстве – линию по пакетированию молочной продукции.

- Каждый работал за себя или коллективно? – уточняю у собеседника.

- Совместно, конечно же. Вот, к примеру, раньше начальник участка лаборатории механизации ЦЛАМ Роман Зиганшин идеи кидал, а исполнял их Александр Привалов. Он был, как слесарь Гоша из фильма «Москва слезам не верит». Это был уникальный тандем: один - теоретик, второй – практик. Привалов заболел, припекла спина. Вначале отказывался от руководящих должностей, но его упросили стать начальником механомонтажного участка, чтобы подсказывал, опыт передавал. Кстати, сейчас заместитель начальника нашего участка – тоже Привалов, Валерий Александрович – его сын.

Два электронщика

- Единственным электронщиком в лаборатории электроавтоматики ЦЛАМ был Валерий Андреевич Соколов, и меня к нему прикрепили, он был моим шефом-наставником, – продолжает собеседник. – Это была большая удача. Соколов занимался «логикой» – логическими цифровыми элементами, которые преобразуют управляющий сигнал по законам логики. Применялись тогда элементы на базе ТТЛ – транзисторно-транзисторной логики. На них мы и «строили» автосьёмы. Они на тот момент были двух типов: чисто релейные и бесконтактные, те, что на логике. Она была жёстко зашитая, без возможности задания вариантов.

Очень интересно было работать. Сами и схемы собирали, и отлаживали их, и в пуско-наладках дежурили – и в релейных, и в логических. Вот тогда каждый своё собирал, как разработчик. Все схемы были наши, доморощенные, набросанные от руки. А конструкторы перечерчивали их после того, как мы автосъём сдадим после пуско-наладки. Сдавали так. Если автосъём 72 часа без сбоя работает, его принимают в эксплуатацию. И конструкторы начинают перерисовывать наши схемы. С нами из конструкторов была Тамара Легостаева. Она так хорошо схемы рисовала, что её, как ценного специалиста, пригласили в Магнитогорск, на металлургический завод. А я и здесь сгодился. От наставника научился работе с логикой, и стали мы вдвоём электронщиками.

Пробные роботы

- В 80-е годы прошлого века роботы пошли, для них можно было определённую комбинацию задать. Были они барабанного типа, – вспоминает Валерий Александрович. – Программа набиралась на барабане, он поворачивался, и считывающий механизм задавал манипулятору комбинацию движений. Из Ленинграда тогда пришло два робота-манипулятора: категории «Универсал-5» – с возможностью перемещения изделий весом до 5 кг и «Универсал-50» – до 50 кг.

«Пятёрку» поставили в ЦМИ-1 на съём огнеупорных стаканов с прессов на поддон. 50-й – там же на пресс Laeis, для съёма плит шиберной разливки стали. Роботы эти простояли недолго, года два всего. Во-первых, они не сортировали изделия на годные и бракованные. Во-вторых, они и сами создавали брак. Если поверхность плиты была недостаточно гладкая, она срывалась с присосок и разбивалась. А «пятёрки» стаканы раздавливали. Поэтому роботов нашими автосъёмами заменили. Автосъёмы имели разные захватывающие устройства и не повреждали изделия.

Бум электроники

- В середине 80-х годов прошлого века начался бум электроники, очень быстро переходили с одного на другое. Вначале пошла логика интегральная, под кодовым названием «И», где всё было на микросхемах. Потом пошли процессоры логические, иначе говоря, программируемые логические контроллеры (ПЛК). Наше руководство тогда вышло на свердловчан, и они полностью изготавливали ПЛК для «Магнезита»: периферию, устройства ввода-вывода, процессор в сборе с генератором, ячейки памяти. Поставляли и программатор – устройство для программирования ПЛК. Контроллеры программировались в логических кодах без всяких команд. Всё это мы с Валерием Соколовым проходили под руководством Михаила Александровича Приходько, который и создал лабораторию микропроцессорной техники. До этого он после окончания института в ЦМИ-2 дежурным электриком работал. Соколов, кстати, уже тогда хотел быть предпринимателем и позже осуществил свою мечту. Ушёл он от нас в начале 90-х годов, создал частное предприятие. Компьютерную технику по заявкам составляет, привозит, ремонтирует, настраивает, программное обеспечение ставит.

В 1987 году Приходько направил меня в Свердловск на переподготовку по электронно-вычислительным машинам, приборам и устройствам при политехническом институте. Попал я тогда удачно, познакомился с интересными людьми. Ремонт ЭВМ у нас вёл отец известного рок-музыканта Владимира Шахрина, тоже Владимир. В числе обучающихся был Володя Смольников – друг Александра Новикова. А ещё один «курсант» из Челябинска был другом Валерия Ярушина, руководителя ансамбля «Ариэль». Общение было насыщенным. А начинающая тогда группа «Чайф» репетировала в спортзале политеха, и мы их слушали.

Старое – на новый уровень

Старичков-автосъёмов, изобретённых специалистами ЦЛАМ на рубеже 70-х годов прошлого века, вытесняют «продвинутые» роботы, обладающие более широкими возможностями. Но был в истории этих автоматов период, когда они активно совершенствовались. И не без участия Валерия Кулагина.

- В конце 80-х – начале 90-х мне довелось составлять программы, схемы управления автосъёмами. В ЦМИ-1 их тогда ставили, – рассказывает собеседник. – Я эти схемы разрабатывал, а Приходько курировал. Весь алгоритм действий обрабатывался по программе и ориентировался бесконтактными датчиками, которые анализируют положение пресса и изделия, а счётчик считает количество изделий. Раньше автосъём был жёстко настроен на одну продукцию, и можно было только один типоразмер изделий производить на прессе. А программа имеет более широкие возможности. Другую память вставляешь, и получаешь другой алгоритм движений. Можно было заменить кантователь, формирователь, были и захваты регулируемые - под разный типоразмер. Также появилась возможность производить разную кладку изделий. С автосъёмами стало удобнее, проще работать.

Вначале их программировали на языке нижнего уровня – том, который знает машина (откуда что берётся, куда направляется). Был свой список команд для каждого контроллера. Ему указываешь: откуда взять, куда поставить. А потом пошли языки программирования верхнего уровня, которые не знают устройства машины, а ставят задачу: перетащить из одной точки в другую, взять из одной ячейки и переставить в другую. Появились и другие контроллеры, совместимые с новыми языками программирования. В конце 80-х на «Магнезит» пришли два лихих парня: Игорь Грачёв и Вячеслав Чабаев – первые программисты, получившие образование в вузе. Мы-то самоучки были. Позже они по очереди возглавляли цех КИПиА. С ними втроём мы писали программу на автосъём для новосибирского аналога пресса Laeis. Один – на переносчик, другой – на формирователь, третий – на съёмник и кантователь. Программу писали на языке нижнего уровня Macro Assembler. Пробовали с помощью автомата-упаковщика, собранного в обратной последовательности из садочного манипулятора, снимать кирпич с печных вагонов и производить обвязку пакетов изделий в ленту. Наша электроника работала безотказно, но подводила механика. То ролики проскакивают, и поддоны не протягивают. Лента то жёсткая, то слишком гибкая, от удара её сминало. Но в итоге до ума упаковщик так и не довели, экономически невыгодно было.

За бортом и в обойме

- И тут я попал на 9 месяцев в больницу с позвоночником, – рассказывает Валерий Александрович. - После операции мне дали вторую группу инвалидности. За время болезни я здорово отстал. В нашем деле ведь важен каждый день. Всё менялось, как в калейдоскопе, как снежный ком наворачивалось, неслось. Программы менялись, контроллеры разные выпускались со своим программным обеспечением, языки программирования менялись. Через день приходишь, уже революция. А тут почти год! Пошёл опять в электромонтажники. Это был 1995-й, и до 2000 года я специализировался на монтаже различных линий дозирования. Тогда этих линий в одном только ЦМП-2 было четыре. Мы их смонтировали, запустили, а обслуживать некому было, не было в цехе своих электронщиков.

В 2000 году там же монтировали оборудование в отделении брикетирования, на будущем участке по производству плотноспеченного клинкера. Вначале, ещё до пуска высокотемпературных шахтных печей, делали «пельмени» – брикет для обжига в этих печах. Брикет этот прозвали так из-за формы. До обжига он – под цвет теста, а после обжига – рыжеватый. Пока не поставили первую шахтную печь, этот брикет обжигали в 7-й вращающейся печи. Ну, так вот, тогда надо было срочно запустить два пресса для брикетирования порошка. При монтаже нам помогали специалисты из областного центра, а на пуско-наладку приезжали кураторы из Германии. А после реализации этого проекта я перешёл в ЦМП-2, куда меня пригласил обслуживать электронику энергетик цеха Виталий Афанасьевич Опарин – мой первый мастер. И я согласился. По всему цеху мотался. Помимо обслуживания оборудования, у меня и другая работа была. Восстановлением сигнализации вращающихся печей занимался, оборудованием линий дозирования на участке дробления. Приборы на многоподовой печи для декарбонизации сырого магнезита устанавливали. Электроника на агрегате была принципиально новой, а механика была немного знакома. Кстати, раньше у нас на старой площадке завода была колосниковая печь. Сырьё в неё, как и в новую многоподовую печь, подавалось сверху, а потом пересыпалось вниз, с пода на под.

На участке дробления смонтировали линию по производству смесей для клинкеров. Потом вторую линию – с компьютерным управлением и передачей данных в сеть. Тут я уже стал работать без выходных. Только приходишь домой, и снова в цех забирают. После моего ухода на пенсию никто здесь надолго не оставался, очень уж беспокойная была работа. Вот и я, выйдя в 2013 году на пенсию, вернулся в ЦЛАМ. Но покой и здесь только снится.

Проектов полно, штук пять крутится вместе. В ЦМП-4 две новые плавильные печи – 11-ю и 12-ю – поставили, а наше дело – автоматика. Одновременно оборудование для нового 9-го пресса на «брикетке» смонтировали, запускаем. В ЦМП-3 (участок №2 ДПП) будем устанавливать новые дозаторы. Да много чего ещё…

Благодарим за фото Василия Максимова

Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание