Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

Испытание на прочность

Таким испытанием для ветерана «Магнезита» Татьяны Васильевны Осокиной была её работа в качестве начальника лаборатории термомеханических испытаний ЦЗЛ.

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

Татьяна Васильевна Осокина

Ветеран «Магнезита», председатель совета ветеранов центра технологических разработок, контроля и испытаний огнеупоров (ЦТРКиИО, позже - ЦЗЛ).

 

В 1973 году окончила Саткинский горно-керамический техникум по специальности «Химик-технолог». На преддипломной практике работала на Внуковском огнеупорном заводе в городе Одинцово Московской области. По окончании техникума с отличием её направили в отдел термомеханических испытаний Центральной заводской лаборатории. Начинала лаборантом, повышая квалификационный разряд. В 1985 году окончила вечернее отделение Магнитогорского горно-металлургического института имени Г.И. Носова по специальности «Горный инженер-обогатитель», после чего стала инженером. В 2001 году была назначена на должность руководителя термомеханической лаборатории, в которой трудилась до выхода на заслуженный отдых в 2013 году. С 2012-2015 году преподавала в ЮУрГУ спецкурс «Контроль качества производства».

Татьяна Васильевна имеет звания «Лучший по профессии», «Ударник 9-й пятилетки», « Победитель соцсоревнования», «Почётный донор России». В 1979-89 годах была депутатом городского Совета. В течение 30 лет работает в участковой избирательной комиссии, а последние 15 лет – её председатель. На заслуженном отдыхе работает старшей по дому на общественных началах. Вместе с супругом Анатолием Васильевичем (его не стало в 1997 году) воспитала двоих детей, имеет двух внучек. Дети тоже получили специальность химика-технолога в вузах, работают по профессии. Сын Вячеслав – теплотехник на заводе «Уралкерамика» в Екатеринбурге. Дочь Наталья исполняет обязанности начальника санитарно-технической лаборатории «Магнезита».

 

Неподдающаяся дверь

 

В трудовой книжке Татьяны Васильевны указано единственное место работы – отдел (он же лаборатория) термомеханических испытаний центральной заводской лаборатории (ЦЗЛ), куда она пришла после окончания техникума. Здесь она прошла путь от лаборанта 2-го разряда до руководителя отдела, отработав в этой должности почти 12 лет, а из них – пятилетку после наступления пенсионного возраста. А ведь всё могло сложиться иначе, открой она не ту дверь. По семейной традиции, она хотела поступить в техникум на строительную специальность, могла стать и жительницей Подмосковья.

 

- Родилась я в Мордовии, двенадцатый ребёнок в семье, с детства все мы были приучены к работе. Два моих старших брата были строителями, жили в Сатке, работали на предприятии «Востокметаллургмонтаж», – рассказывает Татьяна Васильевна. – И я к ним приехала – в техникум поступать. У меня было 8 классов, а на строителей брали с 10-леткой. Поэтому выбрала специальность химика-технолога, поступив в Саткинский горно-керамический техникум. На преддипломную практику поехала с однокурсником на Внуковский огнеупорный завод в город Одинцово, что в Подмосковье. В то время наш техникум котировался далеко за пределами Сатки. На Внуковском заводе много бывших магнезитовцев работало, они и руководили нашей практикой. Стали уговаривать нас остаться. Почему бы и нет: хорошее предприятие, Москва рядом. За разрешением поехали в Министерство черной металлургии, которому подчинялось огнеупорное производство. Нашли по адресу здание с массивной деревянной дверью. Раз потянули, второй… Дверь не открылась. Настолько она была тяжёлая, увесистая, а, может быть, закрыта была. Решили: не судьба. Сказали, что не разрешили нам остаться. Не говорить же, что дверь не поддалась.

 

Осталась в Сатке, стала работать лаборантом в термомеханическом отделе. А через шесть лет узнала, что выпускников, окончивших техникум с отличием, берут без экзаменов в Магнитогорский горно-металлургический институт. У меня уже была семья, дети. На тот момент сыну было пять лет, а дочери - всего год. Свекровь согласилась помогать, она сама мать-героиня, с детьми ей не привыкать. И муж сказал: справимся, учись. Поступила на вечернее отделение. Никогда не брала освобождение для сдачи экзаменов. Наш отдел работал в две смены. Старалась работать в субботу-воскресенье, чтобы среди недели был выходной. Готовилась по ночам. Защитив диплом, стала инженером. А когда начальник отдела термомеханических испытаний Надежда Анатольевна Крючкова вышла не пенсию, меня назначили на её место.

 

В двух словах

 

Термином «термомеханические испытания» в огнеупорном производстве обозначают совокупность методов, при котором образец изделия подвергают термическим или механическим воздействиям, моделируя в лаборатории условия службы в тепловых агрегатах. Устанавливая характеристики изделий, образцы нагревают в печи, разрушают под прессом, взвешивают в различных жидкостях и так далее. Чтобы определить предел прочности при сжатии, на прессе давят кубик, выпиленный из изделия. А чтобы проверить прочность на изгиб, ломают балочку, воздействуя на её середину. Определяя открытую пористость, кажущуюся плотность или влажность, образцы изделий погружают в воду или керосин. Для определения термостойкости, дополнительной линейной усадки и других параметров образец 2-3 часа нагревают в лабораторной печи при высоких температурах (до 1650 градусов). А затем измеряют изменение объёма и линейных показателей. Ещё одно испытание – деформация под нагрузкой при высоких температурах. Высверливается образец в виде цилиндрика и подвергается давлению при нагревании.

 

- Сначала объём образца увеличивается по закону линейного расширения при нагревании. Вырастет, а потом «потечёт», то есть начинает оседать. В этот момент и измеряем температуру начала деформации, – поясняет Татьяна Васильевна.

 

От баранки до кнопок

 

- Оборудование в нашей лаборатории постоянно обновлялось, особенно при Вячеславе Михайловиче Бибаеве, руководившем ЦЗЛ долгое время, – рассказывает Татьяна Васильевна. – Вначале прессы для испытания образцов на прочность были очень тяжёлыми в управлении. Сверху была «баранка», которую надо было крутить, чтобы поднять или опустить верхнюю плиту на образец. Затем установили ещё два новых пресса с компьютерным управлением. Заносишь в компьютер размеры образца, и в итоге он показывает предел прочности при сжатии. И считать ничего не надо.

 

Образцы нужно было заготовить очень точно: отпилить ровненько, заточить на наждаке. Вначале был очень опасный обдирочно-шлифовальный станок – с вертикальной плоскостью вращения. На нём нельзя было работать на боковой поверхности образца. Потом установили станок, который вращался в горизонтальной плоскости. Этот станок был более безопасным, в нём пальцы не могли попасть на вращающийся абразив. Правда, он был менее мощным, и образцы готовились на нём гораздо дольше.

 

Старались покупать оборудование из первых рук, а не у посредников, которые предлагали заманчивые скидки. Напрямую – ближе, получаешь ещё и сервис. Производитель всё исправит, до ума доведёт. А сколько командировок было на другие заводы за опытом. Искали удобную пилу. Ездила в Стерлитамак, Казань, Тюмень с тяжёлой сумкой образцов, которые там и распиливали. И всё-таки поучили то, что надо. За дилатометром ездила в Московский институт стекла. Этот прибор служит для определения изменений образца при нагревании, то есть определяет температурный коэффициент линейного расширения. На выставки оборудования в Москву и Питер тоже ездила с образцами. Наберёшь информации, а потом решаем с начальником, что приобретать.

 

На одном языке

 

- Ездила по рекламациям, которые приходили от потребителей, – затрагивает ещё одну сторону своей работы Татьяна Васильевна. – Как-то входящий контроль одного металлургического завода написал нам претензию. Мы провели испытания образцов, и у нас всё было хорошо. Начали разбираться, и оказалось, они проводят испытания с ошибками. Когда снова пришла рекламация, я приехала к ним ещё раз. Начальник лаборатории увидела меня и удалилась со словами: «Она уже второй раз приехала, а я ещё те ошибки не исправила». Ушла и не вернулась. Так рекламация была снята.

 

Как-то на предприятии представитель входящего контроля стоит и замеряет образец металлической линейкой. И тут я достаю свой электронный штангенциркуль. Им можно было делать замеры с точностью до сотых долей миллиметра. Они были поражены. Вот такой небольшой казус. Но он свидетельствовал о тенденции. Металлургические предприятия к испытаниям образцов относились без особых тонкостей, часто их входной контроль выдавал значительную погрешность.

 

На каждом предприятии были наши представители. Когда приезжаешь, они встречают, везут на завод и провожают. И просят: вы меня подучите, как правильно испытания проводить, чтоб на одном языке с партнёрами разговаривать. Испытания ведь не входят в обязанности представителя, а знание требуется. И учила. Потом приедет такой специалист к нам в лабораторию и доволен, что всё ему знакомо. Не так давно в ДК «Магнезит» был концерт. Увидел меня один молодой человек, подошёл: «Татьяна Васильевна, здравствуйте. Вы меня помните? Я представителем был в таком-то городе». Приятно, когда тебя узнают и помнят с благодарностью.

 

Благодарим за фото Василия Максимова

Поделиться на Facebook
Please reload