Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание

И не сосчитать!

Скрип, как известно, издаёт мокрая, чисто вымытая посуда. В руках ветерана «Магнезита» Екатерины Рыбаковой посуда скрипела четверть века, причём в производственных масштабах.

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

Екатерина Владимировна Рыбакова

Ветеран «Магнезита», ветеран труда регионального значения

 

Родом из Оренбургской области. Получив профессию швеи в профтехучилище, трудилась портной верхней женской одежды в комбинате бытового обслуживания райцентра Абдулино. В 1982 году вместе с семьёй переехала в Сатку и поступила кухонным работником в столовую №2 «Магнезита», где и трудилась до выхода на заслуженный отдых в 2007 году. Имеет многочисленные грамоты и благодарности от предприятия и руководства столовой. В 2017 году избрана председателем совета ветеранов управления торговли и питания (УТиП). Вместе с супругом Иваном Михайловичем воспитала двоих сыновей, имеет четырёх внуков и правнучку.

 

Скрип посуды

Какая женщина не любит мыть посуду? Да, никакая не любит. Даже в пределах своей кухни, не говоря уж о подобной работе. Известная писательница, автор детективов Агата Кристи на этот счёт шутила: «Сюжеты своих детективных романов я нахожу за мытьём посуды. Это такое дурацкое занятие, что поневоле приходит мысль об убийстве». А вот ветеран «Магнезита» Екатерина Рыбакова таких мыслей себе позволить не могла, хоть и радости от работы, само собой, не испытывала. Но слабину себе не давала, ведь от её старания зависело здоровье людей из нескольких цехов, приходивших обедать в столовую №2, где она и мыла посуду. На просьбу прикинуть, сколько примерно тарелок, мисок, кастрюль и столовых приборов пришлось перемыть за 25 лет, не задумываясь, ответила: «Такого не было, чтоб сосчитать, это ведь конвейер. Одни уходят, другие приходят».

 

- Тяжело было кухонным. И поварам не мёд, – говорит Екатерина Владимировна. – Проходимость большая была. Мясник котлеты, шницели или тефтели жарила на огромных сковородах, а повара остальное готовили. Огромные баки супов и гарниров варили. Моя работа была самая тяжёлая и грязная. Работала на полторы ставки: картошку чистила, пол мыла, посуду. Грязную посуду мы забирали из окна, которое вело из обеденного зала в мойку, а чистую ставили на другой подоконник со стороны кухни. Ещё и баки ко мне относились. Освобождаются от супа, ставят их возле ванны, и надо мыть. Огромные баки. Старалась промывать их до блеска. Тарелки, миски и приборы столовые мыли только содой, никаких химикатов не было. Посудина была специальная, где разводили концентрированный содовый раствор. Макаешь в него губку и моешь. А потом полощешь под краном. Жара стоит. Всегда бежит то горячая, то холодная вода. Испарение. Баня, получается.

 

? Уставали?

 

- Уставала очень. Но на хорошем счету была. Гордилась этим, но здоровье там оставила, спину «посадила». Всё время на ногах, в наклон. Работа по 12 часов, два через два.

 

? Если бы назад позвали за хорошую зарплату?

 

- Ой, нет, не пойду. Сколько терпения надо! Натерпелась, хватит. Молодая была, нервы нормальные были. А сейчас – ни за какие деньги. Да здоровье уже не то.

 

Кто есть кто

Такой уж парадокс имеет место в век феминизма, что в большинстве случаев мытьё посуды в семье лежит на женщине. За исключением, пожалуй, 8 Марта, когда сильная половина решается на «подвиг» и надевает кухонные фартуки. А вот мужчины Екатерины Владимировны, напротив, старались не оставлять за собой немытые тарелки, понимая, как она устаёт от них на работе. Главных мужчин в её жизни трое: муж и два сына-близнеца.

 

- Мои сыновья – один в один, и ростом, и на лицо, – делится Екатерина Владимировна. – Первое время даже я их не различала. А потом по голосу стала узнавать. Сейчас они в Уренгое по вахтам работают, по 45 лет им. Позвонят: мам, я Саша, мам, я Вовка. А я уже и так слышу, кто есть кто. Внуков четверо. У Саши девочки, у Володи дочь и сын. И правнучке четыре года.

 

Мальчики, как постарше стали, помогали посуду мыть. Не заставляла их, даже не говорила, что за собой надо помыть. И отец им ничего не говорил. Сами догадывались. И уборку делали. В комнату к ним даже не заглядывала. Они там всё сами убирали: и пол помоют, и пыль протрут. Ещё за рыбками ухаживали. У них три аквариума было. Вот на рыбок заходила посмотреть, интересно было. На своё увлечение они карманные деньги тратили. Ни на курево, ни на прочее баловство. У меня душа не болела за это. И муж тоже не баловался, не выпивал. Вот и дети понимали, что мало хорошего от плохих привычек. Муж на Волчьей горе работал, сперва на бульдозерах, потом механиком. До сих пор трудится у местного предпринимателя охранником. 

 

Дело добровольное

- Общественная работа у меня непыльная, негрязная, – смеётся собеседница. - Каждый месяц – собрание совета ветеранов «Магнезита». Наш председатель Руслан Иванович Чистяков докладывает: что сделано, какие планы на будущее. Предупреждает о ближайших мероприятиях, чтоб всех вовремя предупредить, пригласить. Кто подарки от цеха «Ветеран» вовремя не получает, напоминаем, звоним. Ещё надо не забыть поздравить именинников. На это есть списки. А к юбилярам с особыми поздравлениями и подарками наши общественники приходят. До меня очередь ещё не доходила: 70-летие – только через два года. Субботники у нас бывают, прибираемся на территории ДК «Магнезит». Порядок наводим на могилах бывших руководителей предприятия, у кого родственников в живых не осталось. Своих девчонок предупреждаю: как соберётесь на кладбище работать, меня в помощники зовите. Это дело добровольное. Но я уж обязательно хожу.

 

- Мама моя Мария Архиповна здесь, недалеко от подсобного хозяйства похоронена, а отец Владимир Гаврилович Кочанов – в Оренбургской области, – рассказывает собеседница. – Он фронтовик, рано умер, 45 лет всего прожил. Столько наград у него было! А забрали его в 17 лет. На фронте он три года был разведчиком. И после войны ещё оставили отслужить на два года. Это ведь, какие нервы в разведке нужны! Ведь лопнут. Спокойным он не был, все нервы, видно, там оставил. После войны выбрали троих мужчин из села на председателей учиться. Один был председателем колхоза, другой – сельсовета, а отец был председателем ревизионной комиссии. Мама, когда замуж вышла, медсестрой в детском садике работала. В деревне Фёдоровка, на родине нашей.

 

В семье нас было восемь детей. Чтоб голодом не сидеть, скотину держали - коров, свиней, овец, гусей, индюков. Сена сколько надо на всех! Родители сами траву косили после работы, а нас сено собирать брали с собой. Стога в поле мы не ставили, в зиму их не оставляли, как это делают здесь. Сено привозили домой на машинах ещё летом. Если сыровато, около дома его подсушивали и метали на сеновал.

 

? А кастрюли большие были в детстве?

 

- Большие. Но на работе ещё больше. Мама на всю ораву не успевала супы варить и хлеб печь. Как-то купили газовую плиту с баллоном, какое это было облегчение. Не надо было готовить в русской печи на весь день. А караваи хлебные так и пекла круглый год в печке. Вкус этого хлеба до сих пор помню. А запах, какой аппетитный, сдобный был! Мама ещё ряженку готовила вкуснейшую. Если не пропустит молоко на сепараторе, перетопит его в печи. А потом достанет, остудит и несколько ложек кислой сметаны добавит. На другой день – ряженка. Такая вкуснятина, что язык проглотишь. И молоко топлёное – объеденье, особенно пенка сливочная цвета хлебной корочки. Вкус детства – самый острый. Его ни с чем не сравнить.

 

Благодарим за фото Василия Максимова

Поделиться на Facebook
Please reload