Свидетели войны. Вспоминают ветераны

Мы продолжаем проект «Свидетели войны»: ветераны «Магнезита» вспоминают военное детство, работу в тылу и послевоенное время. 

 

Мой герой

 

Юрий Андреевич Семенцов, ветеран «Магнезита». Работать начал в 13 лет. Награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», юбилейным знаком «100 лет ОАО «Комбинат «Магнезит», памятным нагрудным знаком «От благодарных саткинцев» (2010).​ 

 

- Когда началась война, моего отца Андрея Львовича сразу же призвали на фронт. Мне было 11-ть. Нас у матери было четверо – я, двое братьев и сестра. Чтобы хоть как-то помочь, в 13 лет пошел работать. Устроился на телефонную станцию завода «Магнезит», учеником монтера. Ремонтировали телефоны, линии связи. На наших плечах лежала огромная ответственность – обеспечивать бесперебойную, непрерывную связь между цехами и руководством предприятия. Директору регулярно поступала информация, какую норму выполнили, сколько магнезита добыли, сколько продукции отгрузили и так далее. Узнавал он регулярно и о том, как обстоят дела в подсобном хозяйстве, располагалось оно в Малом Бердяуше. Работали по 12 часов. А паек был всего 800 граммов хлеба. Очень тяжело жили, бедно. Помню, Сатка после начала войны казалась мне опустевшей. Очень радовались, когда пришла весть о Победе. Радовались, возвращению отца. Война сделала его инвалидом, все его тело было в «заплатах». Но он был живой! Гвардии рядовой Андрей Львович Семенцов за годы службы воевал на Сталинградском, Степном, втором, четвертом и первом Украинских фронтах. Награжден медалями «За оборону Сталинграда», «За отвагу», «За боевые заслуги». Для меня и всей нашей семьи он навсегда останется героем, и подвиг его не забудется!

 

 

Дяденька, а вы моего папу не видели?

 

Тамара Михайловна Додина родилась 28 апреля 1941 года – за два месяца до начала Великой Отечественной войны. В мирное время окончила среднюю школу, затем вечернее отделение Саткинского горно-керамического техникума. Шесть лет отработала главным сметчиком в отделе главного механика, а затем ещё 30 – нормировщиком в подрядной организации «Магнезита» СМУ-2. Её общий стаж – 42 года. В 1999 вышла на пенсию. У неё двое детей и четверо внуков.

 

Война забрала из семьи Тамары Михайловны трёх человек. Её отец Михаил Иванович Артёмов ушёл на фронт в июне 41-го, воевал почти четыре года, прошагав с боями пол-Европы, погиб 14 января 1945 года в Польше, не дожив до Победы всего четыре месяца. Брат её матери Никанор Павлович Володин проходил срочную службу в Латвии и погиб в первую ночь войны, а вернее, ранним утром 22 июня 1941 года.

 

- Третий человек – мой старший брат Иван Михайлович Артёмов – мамин первый сын, – рассказывает Тамара Михайловна. – На фронт его забрали, когда ему не было 18 лет, и сразу попал в пекло Сталинградской битвы. Об этом он потом рассказывал в слезах: горело всё, и небо, и земля. А через два года его комиссовали из-за тяжёлых ранений в руку и ногу. Вернулся в звании младшего лейтенанта, с орденом Красной Звезды на гимнастёрке. Но стал инвалидом, умер рано, в 42 года. Он был прекрасным художником, у него осталась дочь Людмила Ивановна Мельникова. Брат назвал её в честь медсестры, которая спасла ему жизнь прямым переливанием крови.

 

Тамара Михайловна бережно хранит в альбоме фотографии родных и близких, а особенно бережёт пожелтевший от времени листочек, исписанный с двух сторон и сложенный треугольником – последнее письмо от отца с фронта. Отец писал: «Добрый день, моя незабываемая семейка! Шлю тебе, Нютка, чистосердечный привет, а также передай привет милым деткам. …Часто вам пишу, но почему-то письма не доходят. …Конечно, мне вас жаль, но может быть, я к вам приеду». Отец сожалел, что его родные живут на чужой стороне в Сатке, а не с его родителями в Башкирии. Отдельно обращался к сыну Ивану, пришедшему с войны. Просил его слушаться мать, любить и заботиться о младших брате и сестрёнке. Сообщал, что всё время находится на фронте, что здоровье неважное, был ранен три раза. А в последних строках целовал родных, перечисляя всех поимённо. Уже в настоящее время внучка Марина, дочь Тамары Михайловны, отыскала информацию о дедушке на сайте Министерства обороны. Он был награждён орденами и медалями, в том числе орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу».

 

- А как наши матери в войну жили! Остались одни, а образования нет, как заработать?– Выживали огородом, скотиной домашней, – продолжает Тамара Михайловна. – Мы-то голодными не были, трудности все переносила мама Анна Павловна. Ещё родители отца в Дуване жили, дедушка на лошади приезжал, привозил муку. Мама была трудягой, корову держала, огород возделывала, работала в Айлинском совхозе. Старалась, чтоб мы сытыми легли спать. Зимой придём с улицы, сосульки на одежде. Она нас на печку затолкает, картофельные оладьи испечёт, молока парного нальёт: грейтесь.

 

Помню, как война закончилась. Мне было 4 года. Жили мы в частном доме, и у нас было радио, тарелка, по которой передавали фронтовые сводки. Наши ворота всегда были открыты, и у нас собирались вдовы, слушали сообщения с фронта. А в День Победы все женщины плакали. Потом начали приходить солдаты. Они шли мимо нас по тротуару. Увидев военную форму, я бежала со двора вслед за солдатом. Хватала его за галифе и спрашивала: «Дяденька, а вы моего папу не видели?». А он в ответ: «Нет, девочка, не видел».

 

В школу я пошла в 1948 году. Продуктов почти не было в продаже, только хлеб. Мы с подружками занимали за ним очередь в разных магазинах. Соревновались, кто больше купит. Пока до дома идём, по булке съедим. Вот такая история. Да что мы! Ещё хорошо, что бомбёжка Урал не задела. А вот муж мой из Куйбышевской области, тоже ребёнком был в войну. Летит самолёт немецкий – мост через Волгу бомбить, бабушка их спрячет под юбку троих. Вот такое бомбоубежище – не от бомбы, а от страха.

 

Мама Тамары Михайловны, овдовев в 40 лет, больше не вышла замуж. Мужчин не признавала, всё мужа ждала. Когда к ней приходили свататься, она брала ухват – и к воротам. А если спрашивали, почему она так, отвечала: «А, может быть, Михаил живой». И умерла с этими словами. В 67 лет её парализовало, и она пролежала пять с половиной лет. Всё это время за ней ухаживала дочь.

 

Кормилица

 

Зоя Михайловна Старцева, заслуженный ветеран комбината «Магнезит». Когда началась война, ей было всего три года.

 

- Наша семья жила в Сатке, в районе Ветлуги, на улице Малая Сосновка. Отца моего, Михаила Ивановича, забрали на фронт в первые дни войны. Домой он так и не вернулся, погиб в Польше 28 августа 1944 года. Так что воспоминания о нем совсем смутные. Мы остались втроем: мама Пелагея Ивановна Тютина, я и моя старшая сестра Нина. Мама работала на «Магнезите», в сушильно-печном цехе. Очень тяжелая работа. Сама отработала там более 40 лет: огнеупоры тяжелые, жара. Уйдет на работу, нас с сестрой закроет на замок. И весь день мы сами себе предоставлены. Развлекались, как могли. Бывало, скатерть по полу расстелем и катаем ее, как санки. А из еды — чашка молока с размоченным в нем хлебом. На весь день. То, что мы держали корову, сильно выручало. Молоко мама продавала, иногда меняла на картошку. Раз в год кололи теленка, так что и мясо было.

 

Запомнились мне из того времени военнопленные немцы. Даже сейчас ясно вижу, как их колонна проходит мимо нашего дома на строительные работы. Было страшно. Однажды в дом зашел один из немцев, мама, видимо, забыла закрыть дверь, и стал спрашивать, можем ли мы продать ему яиц или молока. Мама сказала, что ничего нет. А потом спросила, сколько граммов хлеба им выдают на день. Он сказал – шесть сто (шестьсот), нам же давали 300 граммов на человека, вот так. Потом я узнала, что тем, кто работал на «Магнезите» в годы войны давали по 650 граммов. И все равно разница в граммах врезалась в память, вы не представляете, насколько дорог был тот небольшой кусочек военного хлеба...

 

Картошка да картошка

 

Ветеран труда Антонина Сергеевна Смирнова работала на «Магнезите» стропальщиком в отделе главного механика, была занята на разгрузке из вагонов деталей и запчастей, которые использовались в ремонте оборудования. До этого трудилась уборщицей в строительном тресте. В Сатку приехала из села Карманово Нязепетровского района, будучи уже взрослой замужней женщиной с дочерью-первенцем на руках (а всего детишек двое). В этом селе и прошло военное детство Антонины Сергеевны. Родилась она в конце 1938-го, стало быть, в начале войны ей было всего два с половиной года. В силу возраста довоенного времени она не помнила и считала происходящее само собой разумеющимся.

 

- Мы-то в деревне жили, снаряды у нас не летали, – говорит Антонина Сергеевна. – Конечно, жизнь была не очень-то сытной, но с голоду не померли. Корову держали, огород сажали, вот и выжили. У всех было такое детство, еще не понимали, что может быть по-другому. Моего отца Сергея Никитовича Кинёва забрали в 1941-м году, а в 1943-м он пропал без вести. Мать осталась с тремя детьми. Мои старшие братья работали в совхозе, оба труженики тыла, а мне, конечно, не довелось, не доросла ещё. Мало что помню из военных лет, но вот хлеб, который по карточкам выдавали, запомнился. Был он тёмный, сырой, но и ему были рады. Ведь всё картошка да картошка, надоест. Не понимали, что картошка нас спасла. И корова. Масла, конечно, мы не видели, его государству сдавали, но молочко перепадало. Особенно вкусное оно было летом, с горстью земляники. Ягоды у нас прямо за огородом росли: и клубника, и земляника – целая гора. А ещё щавель собирали, саранку выкапывали. Заготовок тогда не делали, всё в свежем виде съедали. А вот грибы мама солила. Какие же они были вкусные, я так не умею, как она. А, может, земля была чистая, здоровая, да и в детстве всё вкуснее было.

 

Будет и на улице праздник

 

Вся трудовая биография Владимира Григорьевича Усова связана с рудниками «Магнезита» (Волчьегорским и Карагайским), где он в течение 34 лет работал машинистом экскаватора (с 1956-го по 1990-й). А после выхода на заслуженный отдых, как он выражается, «заскучал» и поступил в ЦСиП (цех сетей и подстанций) дежурным электромонтером по обслуживанию электрооборудования подстанций и отработал ещё десяток лет. Вместе с супругой Антонидой Ивановной воспитал двух дочерей, имеет троих внуков.

 

Летом 1941 года Володе Усову исполнилось шесть лет. Жили они в деревне Сикияз Дуванского района Башкирии. Его отца Григория Гавриловича взяли на фронт в первый день войны. Он погиб под Смоленском 1 марта 1943 года. У матери Татьяны Леонтьевны было четверо детей: три сына и дочь. Старшего сына Михаила призвали в армию в 1942 году в возрасте 16 лет. Он служил в сапёрной части, дошёл до Берлина, где после подписания акта о безоговорочной капитуляции проходил срочную службу до 1947 года. Пришёл домой в звании младшего лейтенанта. А трое младших детей, оставшихся с матерью, почувствовали горький вкус войны в тылу.

 

- Очень плохо жили, – признаётся Владимир Григорьевич. – Мать в колхозе работала за «палочки» (трудодни). Хлеба с килограмм за всё дадут, вот и весь заработок. Голодно было. Лебеду ели, крапиву, гнилую картошку по огороду собирали по весне. Из лебеды варили суп, картошечки кинешь в котёл, молочка туда плеснёшь, вот и еда. Корову держали, и овечка была. На них половину лета надо было траву косить и сено ставить. И налоги платить. Шерсть сдай, яйца сдай, молоко сдай – 280 литров за год.

 

Зимой наш дом очень сильно выстывал к утру. А ни дров, ни спичек не было. Смотришь, у кого труба дымит, ведро берешь и идёшь туда. Уголька подкинут горящего, вот и растопишь печку. Топили кизяком – сушёным коровьим навозом. С матерью ходили по болотам, ветки рубили, торф копали и сушили.

 

Вывозили его на тележке. Основным помощником у матери был средний брат Алексей 1929 года рождения, он и остался в семье за главного мужчину. Мы с младшей сестрёнкой Зоей, которой к началу войны исполнилось три года, его слушались.

 

А в 1944 году мы переехали в Сатку, прибились к «Магнезиту». Я здесь горно-керамический техникум окончил, а мой старший брат-фронтовик уехал учиться в Свердловск, работал мастером на трубопрокатном заводе. А в 90-е годы своё дело организовал, успел капиталистом побыть. Прожил 91 год.

 

Вот уже восемь лет Владимир Григорьевич – инвалид I группы по зрению. Как знать, возможно, сбоем в эндокринной системе (у него диабет) аукнулось его голодное детство. Его глаза – супруга Антонида Ивановна. До карантина соседи часто видели эту пару гуляющей под руку, словно слившейся в одну фигуру, но теперь в магазин за продуктами женщина ходит одна, ведь муж – в группе риска. Не соберутся в этом году на День Победы дети и внуки, не расскажут, как несли в строю «Бессмертного полка» портрет дедушки и дяди. Но ветеран не теряет оптимизма, надеется, что это временно. Будет и на улице праздник. Шумный и ликующий.

 

Фото Василия Максимова, Ксении Максимовой, из архивов музея «Магнезит», семьи Додиных и фотоархива РККА

 

Поделиться на Facebook
Please reload

Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание