На одном дыхании

По мнению мастера смены участка обжига департамента по производству плавленого периклаза Сергея Абалина, на одном дыхании работает электродуговая печь по производству плавленого периклаза, а вместе с ней и человек.

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ

Сергей Юрьевич Абалин

Мастер смены на участке обжига департамента по производству плавленого периклаза (ДППП)

 

В этой должности – с апреля 2020 года. В цех магнезитовых порошков №4 ДППП пришёл в 2006 году, совмещая работу с учёбой в Саткинском горно-керамическом колледже (а до этого проходил производственную практику на Мельнично-Паленихинском карьере в качестве помощника машиниста экскаватора). Через год защитил диплом по специальности «Горный техник-технолог». Начинал помощником плавильщика огнеупорного сырья, подменял старших плавильщиков. Затем отслужил в армии и вернулся в тот же цех в том же качестве. Получив соответствующий разряд, начал работать на печи. Его общий стаж плавильщиком – около 13 лет. В настоящее время Сергей учится на четвёртом курсе заочного отделения ЮУрГУ по специальности «Технологические машины и оборудование».

По итогам работы в 2019 году отмечен Почетной грамотой Группы Магнезит. Вместе с супругой Алисой – лаборантом в лаборатории №2 управления контроля качества и испытаний (УККиИ) – воспитывает двоих детей.

 

В котле реконструкции

 

Приход Сергея Абалина в цех магнезитовых порошков №4 совпал с началом масштабной реконструкции электродуговых печей, направленной на увеличение объёмов производства плавленого периклаза. Получив назначение на должность помощника плавильщика (а позднее став старшим плавильщиком), он сразу же попал в эпицентр преобразований: видел, как трансформируется агрегат за агрегатом, поработал и по-старому, и по-новому, практиковал различные методы и подходы к процессу плавления.

 

- Сам процесс ведения плавки не изменился, поменялся масштаб, – говорит Сергей. – Выплавляемые блоки периклаза стали шире и выше. Выход с блока годной продукции был по 4-5 тонн, а стал по 8-9. Плавильные ванны остались по форме цилиндрическими, но стали больше за счёт увеличения их диаметра (сейчас он 2,5 метра) и высоты, которая добавилась благодаря изменению конструкции подин и тележек: в них на полметра «утопили» нижнюю часть ванн. Электроды тоже стали больше: были диаметром 400 мм, а стали 450. Изменился и процесс их распада, то есть расстояние между фазами. Соответственно были установлены более мощные трансформаторы. Вместо цельнометаллического свода, прогоравшего за год, стал применяться более долговечный – с бетонным сегментом. В таком ключе были реконструированы восемь печей, работающих на блок. Плавильный процесс был автоматизирован на десяти печах, включая две печи по производству алюмомагниевой шпинели, работающих на слив (конструкция сливных печей осталась прежней). Но автоматизация не означает, что человеческий фактор полностью исключён, без контроля плавильщика автоматика не справится с возможными сбоями.

 

В тандеме с автоматикой

 

- Чтоб качество периклазового блока было стабильным, плавильщик должен вести плавку, то есть поддерживать стабильный процесс плавления, – поясняет Сергей. – Самый основной момент – равномерная и своевременная загрузка материала в ванну. Делается это порциями порядка 300 кг с помощью порционного дозатора. Если будет перегруз, электроды могут «разбежаться», то есть разойтись по высоте относительно друг друга. Из-за этого могут образоваться прогревы кожуха печной ванны, а также скопиться газы и произойти выброс сырья. Чтобы не допустить подобного, плавильщик следит за всем.

 

Начинается всё с розжига печи. Затем плавильная емкость закатывается под печь. Электроды опускают на коксовый треугольник и подают на них ток – вначале небольшой, на так называемой первой ступени. Возникает электрическая дуга, кокс разгорается. По мере выгорания кокса начинаешь понемногу загружать материал. Появляется первый расплав. После чего добавляешь материал – чуть больше. Переводишь трансформатор на ступень повыше. Постепенно добавляешь мощности и материала. Выводишь печь в стабильный рабочий режим. Если неправильно рассчитал загрузку, печка по-другому начинает себя вести, сбивается с дыхания. Конечно, есть дозатор, рассчитанный на порции около 300 кг. Но объем порции зависит от материалов, поскольку у них разная прокалка. Если корка периклазовая, её поменьше грузишь. Если же печь работает на высокомарочном сырье (брикеты, порошки фракции 2-0), то побольше можно. Автоматика таких тонкостей не может чувствовать. А плавильщик знает. По мере наплавления блока электроды поднимаются вверх. Здесь тоже есть свои рабочие моменты и ситуации, когда плавильщику нужен помощник и мостовой кран. 

 

- Объясните, как происходит подобное чудо: периклаз плавится при температуре 2800 градусов в металлической ванне без футеровки, и при этом температура плавления металла в два раза меньше? Ведь ванна должна расплавиться быстрее, чем магнезит.

 

- Сам загружаемый материал и служит «футеровкой», периклазовый блок плавится не полностью относительно ширины кожуха, по стенкам ванны остаётся не проплавленный материал (осыпь), который затем подается на плавку вторично. Но при этом могут возникать прогревы кожуха печной ванны с последующим выходом расплава. Ввиду различных причин электрод может задавить в расплав, а тот, в свою очередь, может найти «слабину» и приблизиться к кожуху. Как в таких случаях поступать, зависит от степени прогрева . Если кожух раскалился добела, то следует срочное отключение печи. Если прогрев слабый, охлаждаем это место. Берётся воздушный шланг, и струя воздуха под давлением направляется на место прогрева. Мы наблюдаем. Если прогрев уменьшился, плавку продолжаем. Также при прогревах меняется режим плавки. Ставится повышенная ступень, то есть поднимаем электроды, чтобы отрабатывали быстрее, в высоту плавили, а не вширь. Когда с «горячего» места уходишь, расплав у кожуха затвердевает, и «пробоина» закупоривается.

 

Новая ступень

 

В апреле нынешнего года Сергей Юрьевич получил новое назначение – стал мастером смены на участке обжига. В смене у него 40 человек: плавильщики, дробильщики, крановщики, транспортёрщики, операторы газоочисток, сортировщики. В его ведении сегодня уже не десять печей, как было раньше на участке, добавились две новые, введённые в строй в прошлом году. Кстати, Сергей, как один из самых опытных плавильщиков, участвовал в розжиге этих печей. Также на контроле мастера – крупное (механическое и ручное) дробление периклаза и его первоначальная сортировка. А ещё транспортировка материалов, которой тоже занимаются плавильщики. У каждого из них, помимо основной профессии, есть «корочки» стропальщика, машиниста электролафета, тельфера, электролебёдки, пневмотранспорта (с его помощью перегоняют глинозём на 7-ю и 10-ю печи по производству шпинели). Много оборудования – множество обязанностей по обеспечению его исправности. А ещё – по организации, планированию, распределению, контролю логистики.

 

- Кем труднее: плавильщиком или мастером? – озадачиваю собеседника.

 

- Вопрос спорный. Мастером мне пока ещё непривычно. На печах-то уже больше 10 лет стажа, по одному звуку понимаю, как они работают, как дышат. А здесь всё новое. Надо правильно организовать работу, за исправностью оборудования следить, контактировать со службой главного механика и ремонтниками «Магнезит Монтаж Сервис». Своевременно обеспечивать подачу продукции в помольное отделение. Чтобы правильно распределить сырье, всегда на связи с диспетчером. Оговариваешь с ней, куда и что подать, на какой поток, в какой бункер. Зная, какие печи на каком материале работают, и какие потоки к каким агрегатам относятся, спланировать это нетрудно. Но всё нужно в голове держать. Дробильщикам механического и ручного дробления даю наряд-задание по заявке участка помола. А у них – уже своё хозяйство. 

 

- А душа-то болит за печки?

 

- На печах должен быть постоянный контроль. В непонятных, спорных ситуациях плавильщик принимает решение по согласованию с мастером и начальником участка. Поэтому с плавильщиками всегда на связи.

 

- Что для вас перезагрузка после напряжённой работы?

 

- Для меня это – дом, огород. В свободное от работы время помогаю по хозяйству маме Лиме Зуфаровне. Она у меня в частном секторе живёт. Кстати, тоже работает в ЦМП-4, крановщицей в помольном отделении. Отдушина для меня – семья, дети. У нас с супругой их двое. Старшему сыну Константину 10 лет, младшей дочери Ангелине - 7. К сожалению, не так много времени удаётся проводить на отдыхе вместе с женой и детьми. Учусь на четвёртом курсе заочного отделения ЮУрГУ. Изучаю механику. Специальность «Технологические машины и оборудование» выбрал, поскольку она была бюджетной. Первый курс ходили на занятия в Саткинский филиал вуза, а со второго нас перевели на дистанционное обучение.

 

- Пришлось перестраиваться?

 

- Первое время были затруднения. Преподаватель ведь больше может объяснить, ответить на дополнительные вопросы. А самостоятельное обучение предполагает варение в собственном соку. Зато сейчас, во время карантина, уже не пришлось привыкать. И когда в мастера перевели, теорию без особого труда штудировал, должностные инструкции, в основном. Должность-то обычная. Просто опять же это всё для меня новое. Смотрю на других мастеров, они-то на одном дыхании работают, а я пока ещё привыкаю.

 

Благодарим за фото Василия Максимова

Поделиться на Facebook
Please reload

Онлайн издание "Магнезитовец"

Газета "Магнезитовец" была основана 16 марта 1930 года

news@magnezit.com

gazeta@magnezit.com

 

+7 (35161) 9-48-99

Напишите нам, пожалуйста, если у Вас есть важные новости, предложения, критика или комментарии.

Следите за нашими новостями

в удобном для Вас формате

Подпишитесь на нашу рассылку.

Отправляем письмо с самыми важными и интересными материалами каждый понедельник.

"Магнезитовец"

  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • Аккаунт Магнезитовца
  • YouTube

Фонд "Собрание"

  • Сайт Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Страница Фонда Собрание
  • Инстаграм Фонда Собрание