C желанием двигаться дальше

Элекрогазосварщику Валерию Чеснокову уже за 70, но уходить на заслуженный отдых он не собирается. Как будто сваркой прихватило его к работе, к коллективу, к ремонтно-механическому цеху, в котором он трудится более полувека.



ЗНАКОМЬТЕСЬ

Валерий Алексеевич Чесноков

Заслуженный ветеран «Магнезита», ветеран труда федерального значения

57 лет работает электрогазосварщиком в ремонтно-механическом цехе (РМЦ) «Ремонтно-механического предприятия» (РМП). Владеет смежными профессиями бензорезчика, газосварщика, монтажника, стропальщика. Награжден многочисленными грамотами от предприятия, неоднократно был победителем соцсоревнования и получал звание ударника коммунистического труда нескольких пятилеток. Имеет диплом за третье место в корпоративном смотре-конкурсе дипломированных сварщиков, диплом районного управления по физической культуре и спорту за второе место по плаванию на дистанции 50 м в возрастной категории 70-74 года в спартакиаде производственных коллективов (2018). Вместе с супругой воспитал двоих детей, имеет семерых внуков.


Лёгкость на подъём

Такое качество присуще человеку, который без раскачки берётся за любое дело, всегда готов к действию, к движению. Оно имеет прямое отношение к 73-летнему Валерию Алексеевичу Чеснокову. Его день начинается с подъёма в пять утра. Зарядка, душ, пробежка до служебного автобуса, потом пешочком до проходной и дальше, к родному ремонтно-механическому цеху. Вот уже 57-й год он трудится здесь электрогазосварщиком самого высшего 6-го разряда, выполняет филигранные операции на ремонте устройств и механизмов. Работа не из лёгких, но Валерию Алексеевичу она в радость, ведь он принадлежит к категории людей, которые легки на подъём, не боятся трудностей (они преодолимы) и заточены на результат, который остаётся надолго, порой на века.


Подниматься чуть свет он привык с малолетства. Рос Валерий в не очень-то сытые послевоенные годы, родился через два года после Победы – в 1947-м. Мальчишки его круга промышляли рыбалкой – не ради развлечения, как сейчас, а по-взрослому, для подспорья семьям. А самый клёв, как известно, на зорьке. Подъём – в пять утра.


– Росли, рядом речка Большая Сатка и пруд. Рыбачить ходили на «Скалку» – скалу над рекой, а под ней – проём в виде грота, – рассказывает Валерий Чесноков. – Прямо с обрыва в воду прыгали. Чуть позже придёшь, ребята кричат: здорово, проспал, да? Удочку закинешь, и на пескаря щука клюнет – мама пирог испечёт. А пескарей банками ловили. Бидон наловишь и домой идёшь. Мама котлет из них наделает. И на костре их жарили. На прутик насадишь, и – на угли. Ещё картошки из дома принесёшь и наешься от души.


– Рос я, не имея свободного времени. Ходил на кружки в Дом пионеров – авиамодельный, танцевальный, на хоккей, на футбол. С друзьями договоримся: айда, самолёт сделаем. Возьмём фанеру, раскроим, выпилим, склеим. И летит! Летом мяч гоняем, зимой шайбу. На лыжах с трамплина прыгаем, слалом крутим. Если праздник, на трассе народу уйма соберётся: кто на лошади, кто пешком. И смотрят: вот это да, летуны какие! А сейчас ещё выше трамплин, ещё дальше летают, – продолжает Валерий Алексеевич. – После школы поступил в 8-е училище на сварщика. Группа у нас хорошая подобралась, а на картошке сплотились. Оказалось, все спортсмены, хоккеисты, лыжники. Ох, и давали жару на соревнованиях! Николай Степанович Серебряников у нас спецтехнологию по сварке вёл и был нашим классным руководителем. Он классической борьбой занимался и нас к этому единоборству приобщил. А мы научили его на коньках кататься.


Вдали от дома

- В июне 1966 года забрали в армию, даже училище окончить не дали. Вся группа на вечере была, – продолжает собеседник. – Служил четыре года – в военно-морском флоте, на Камчатке. Только в отпуске был 100 суток. По должности на службе был специалистом заправочного оборудования баллистических ракет. Снабжал ракеты жидким топливом – горючим двухкомпонентным. Попробуй-ка, что-то не так! Ходили в море, в шторм попадали. Японцев в проливе Лаперуза видел, их самолёты. С нашей стороны один маяк светил, а с их стороны столько огней было, всё было залито светом. Храбрые они вояки, но нас побаивались.


Во время службы Валерий Алексеевич работал и по своей основной профессии сварщика. Тогда строился засекреченный космодром Байконур, а вокруг него посеяли пшеницу. На уборку хлеба посылали военных. Первый раз подводил водопровод на полевой «камбуз» и технику ремонтировал, а во второй заход работал на советском бортовом внедорожнике ЗИЛ-164 грузоподъёмностью 7,5 тонн, что составляло три бункера комбайна.


Чтоб «Магнезит» на месте не стоял

Объектов, где приложил руку сварщик Чесноков, в городе не счесть. Вот новая площадка завода с его цехами изделий, для которых он 16 лет ремонтировал прессы. Вот новое литейное отделение «Ремонтно-механического предприятия», которое строил с нуля. Вот ДК «Магнезит», где в 2008 году участвовал в ремонте, и где на фасаде под самой крышей красуются гипсовые балясины, ровненько и надёжно приваренные на арматурные швеллеры его руками. Вот Западный микрорайон, где подводил коммуникации к строящимся домам. А вон там, далеко за городом – бывшее подсобное хозяйство у прудика, где совместно с ремонтно-строительным цехом монтировали коптильню для рыбы, зернохранилище, оборудование для кухни и многое другое. И это обзор беглым взглядом, если вдаваться в детали, да ещё и по периодам разложить плоды его труда, места не хватит для описания.


– В ремонтно-механическом цехе я с 1970 года. А в 1964 году на практике в угольно-подготовительном цехе поработал, – вспоминает Валерий Чесноков. – Печи тогда углём топили. До состояния пыли его дробили и по канатной дороге подавали в шахтные печи. Под давлением эту пыль в печи шуровали, и она превращалась в пламя. А когда из армии пришёл, на мазут перешли, он по тем же трубам подавался в печи, а снаружи была труба паровая, чтоб топливо не густело. Мы эти конструкции наваривали. В кузнечнопрессовом отделении РМЦ была печь, которая металлические заготовки грела – горн. Туда послали на первый ремонт. Вторую печь отремонтировал и в отпуск пошёл. А сейчас везде газ. Когда на газ переходили, тоже сварщикам работы хватило. В конце 70-х годов на новой площадке рядом с РМЦ-2 строил кузнечно-термический участок. Тогда на старой площадке кузню закрыли и переехали на новое место. Здесь и «лечили» прессы и смесительное оборудование.


– В РМЦ-2 был участок смесительно-прессового оборудования. Прессы водяные были, хорошо работали – не без нашего участия, конечно, – не без гордости говорит Валерий Алексеевич. – При ремонте пресс полностью разбирали на части – цилиндр, архитрав, стол, формовочные и стопорные водяные коробки с клапанами – и в РМЦ везли. Вывозили тракторами и машинами, которые в ЦТП заказывали – цехе технологических перевозок. Всё, что было сношено, наплавлялось сваркой и стачивалось до нужного размера на станках. А детали, которые нельзя было восстановить, изготавливали в кузнице. Там даже прессующие трубы толстостенные (30-40 мм) гнули. В печи их разогревали докрасна, закрепляли в тисках специальных и в горячем виде тросом тянули и загибали. Потом при сборке пресса у этих труб снимали фаску на стыках и в три-четыре слоя наваривали – шов на шов.


Стол разбирался, коробки убирались, штанги вытаскивали и наплавляли сваркой. А валы на токарных станках стачивали, расточные станки тоже были в ходу. Был большой координатно-расточной станок «Шкода», на котором обрабатывали детали весом до 16 тонн. Детали крепили между собой уже в цехах изделий – шпильками, вставляя их в отверстия. А сверху закручивали гайками. Чтоб опорное кольцо посадить, его надо на шпильки надеть. Чтобы шпильку изготовить, надо резьбу нарезать. И всё на гайки: кольцо, манжеты и цилиндр – с помощью двух кранов. С одной стороны 12 шпилек и с другой 12 закручиваешь, стягиваешь, потом четыре колонны опорные. Внутрь колонны – электрод, чтоб грелась. Сверху гайка холодная – диаметром до полуметра, собираемая из двух половин. В каждой гайке по четыре шпильки. Гайки закручивали «соколом». Это кругляк, подвешенный на тросе, длиной метра полтора. Размахиваемся, ударяем и постепенно гайку подвигаем. На колонны – архитрав многотонный. А там уже коробки формовочные ставят. 10 дней, и чтоб пресс был готов. Посылали и в ЦМИ-1, и в ЦМИ-2. Где план горит, там и мы. Чтоб «Магнезит» на месте не стоял.


Рука не дрогнет

Сейчас работа у Валерия Алексеевича разнообразная и, как всегда, точная. Наш герой наплавляет твёрдым сплавом изношенные резцы для токарных станков. Работая со сварочным аппаратом, он прошёл всю технологическую цепочку плавления периклаза. Ремонтирует шнеки, грохота, тележки, редукторы для цеха магнезитовых порошков №4. Везде – подшипники, у которых снашиваются валы. Вал наплавляют сваркой, протачивают, нагревают в масле до 100 градусов, насаживают подшипник, заливают литолом и закрывают крышку. И как новенький! Наплавленные детали забирают ещё горячими, воздухом остужают и токарям передают. Допуски в наплаве валов и других деталей – до 5 миллиметров. Сварщик работает только по чертежам, со штангенциркулем, без них шагу не ступишь. И рука не должна дрогнуть.


– Флотская закалка, – так объясняет свою долголетнюю выдержку на тяжёлой работе Валерий Чесноков и добавляет, – у меня дед Яков Никифорович 105 лет прожил. Пешком ходил из Дувана в Сатку, а это больше 100 км. Мне ребята кричат: "Валерка, беги скорей, там твой дедушка идёт". Босиком, лапти на плече, косоворотка расстёгнута, сам жаром пышет. Рядом с ним на лавочку сяду, и поговорим – за жизнь. Запах дедовский помню, деревней он пах, землёй, работой. Всю жизнь от зари до зари трудился, можно сказать, без остановки. Ведь живёшь, пока на месте не сидишь, и желание есть – двигаться дальше.


Благодарим за фото Василия Максимова